Археология

Печать

Исторические записки (исследования и материалы). Вып.3. Новороссийск. 1999. C.5-37.

А.В.Шишлов

Могильник античного времени у с. Южная Озереевка.

 В окрестностях села Южная Озереевка, расположенного в 10 км к западу от г. Новороссийска в настоящее время известно до 20 археологических памятников различных эпох. Еще в прошлом веке посетивший наши места известный исследователь Ф. Дюбуа де Монпере видел в устье р. Озерейки древние развалины, что позволило другому ученому прошлого века Ф.Бруну локализовать на этом месте боспорский городок Баты [1]. Жаль, что из увиденного исследователями прошлого, мало, что дошло до нашего времени. Когда в 1965г. экспедиция ИА АН СССР под руководством Н.А.Онайко провела археологическую разведку на близлежащих землях совхоза "Новороссийский" то отметила лишь следы нескольких античных поселений [2]. В 1974г. А.В. Дмитриев доследовал разрушаемый средневековый курганный могильник на северо-восточной окраине села [3]. Доказательством того, что село стоит на исторических землях являются находки, которые периодически делают его жители. Так в 1990 г Н.А. Толкачев принес в музей собранный у себя на участке керамический материал III-II вв. до н.э., среди которого ручки амфор Родоса и Синопы с клеймами [4]. А в 1995 г. И.И.Леус передал найденную на дороге, недалеко от дома, монету, оказавшуюся варварским подражанием римскому денарию с типом идущего Марса IIIв. н.э.[5]. Поэтому обнаружение грунтового могильника к северу от села, на участке, отведенном под жилую застройку, не было неожиданным. Его раскопки проводились в полевой сезон 1995г. совместной экспедицией Новороссийского Государственного Исторического музея-заповедника и Краевого комитета по охране, реставрации и эксплуатации историко-культурных ценностей (наследия).

 

Некрополь занимает юго-западный склон одного из холмов у подножья горы Глебовка. Его площадь в течении ряда лет распахивалась и поэтому уцелели лишь погребения, находившиеся ниже плантажно-пахотного слоя. Об уничтоженных погребениях свидетельствует обильный подъемный материал, главная роль, при сборе которого, принадлежала применению металлоискателя. В результате такого поиска были найдены: оружие, детали конского снаряжения, украшения, монеты. Среди последних: боспорские монеты III в. до - III в. н.э.; римские - серебряный денарий Антония Пия II в. н.э., медная монета императора Галиена, отчеканенная в Неокесарии в 262г. н.э., а также византийская медная монета IXв.н.э. императоров Михаила II и Феофила. Всего за полевой сезон исследовано 126 погребений. Плотность погребений неравномерна, они различаются по обряду и ориентировке. Мы условно разделили их на группы по территориальному признаку.

 

Первая группа, самая многочисленная - 68 погребений, сосредоточена в центральной, северной и северо-восточной части исследованной площади. Это погребения в простых ямах овальной или прямоугольной формы с закругленными углами. Глубина могил от от современной поверхности 45 - 120 см. В некоторых погребениях зафиксирован каменный заклад, а также обкладка могил по контуру ямы небольшими плитками песчаника. В одном случае могильная яма (п.49) была перекрыта каменной плитой. Погребенные лежали вытянуто на спине, с ориентировкой в северном, северо-восточном и восточном секторе. Сохранность костей плохая. Кости рук в большинстве случаев прямо. Изредка встречается положение одной из рук на бедре или на груди. По одному разу зафиксировано перекрещение рук в области таза и помещение обеих под таз. Кости ног прямо. В двух случаях перекрещены в голенях. В уцелевших от ограбления и разрушения погребениях (всего 24 погребения) прослеживается традиция класть под череп погребенного сероглиняную миску, в одном случае стеклянную. В некоторых разрушенных погребениях этот обряд косвенно подтверждается наличием в северо-восточной части могилы или целой миски или отдельных фрагментов. В 7 погребениях зафиксирован обычай погребения с человеком домашних животных: лошадей, крупного рогатого скота, овец, собак. Положение животных или слева от погребенного или в ногах. В пяти погребениях захоронено по одному животному, в погребении N115 два, а в погребении N125 хозяина в последний путь сопровождало целое стадо. Погребальный инвентарь помещался как в ногах погребенного, так и за черепом, можно отметить помещение в ногах (в 13 случаях) бронзового зеркала. Вместе с зеркалом в ногах часто помещались небольшие керамические сосуды (кубышки, тарелочки, бальзамарии), а также ножи и пряслица. Кувшины и канфары, как правило, ставились за черепом погребенного. Количество сосудов в каждом погребении от одного до трех и только в четырех случаях превышает это число. Особняком стоит разрушенное погребение 29, где зафиксировано 10 сосудов (рис.1).

 

Керамический материал (всего 115 предметов) был найден в 50 погребениях, в основном это сероглиняная гончарная посуда:

 

- больше всего мисок. Миски глубокие на кольцевом поддоне, край прямой или загнут внутрь (36 экз. рис.1/1, 2/1, 4/1-8);

 

- канфары двуручные с конусовидным туловом, дно на кольцевом поддоне с овальными или профилированными петлеообразными ручками (19 экз. рис.2/2, 3/8,9, 5/5);

 

- кубышки - приземистые сосуды без ручек на кольцевом поддоне (11 экз. рис.2/4, 6/1-7);

 

- маленькие мисочки на кольцевом поддоне с широким плоским или профилированным, отогнутым наружу венчиком (8 экз. рис.2/5, 6/8-13);

 

- кувшины с туловом округлой формы с высоким цилиндрическим горлом, венчиком, отогнутым наружу и высокой профилированной ручкой (3 экз. рис.5/1-3);

 

- cосуды с туловом усеченно-биконической формы с венчиком, отогнутым наружу, край которого загнут внутрь и ручкой в виде кольца, овальной в сечении, один из них на кольцевом поддоне (рис.5/9) и два на ложнокольцевом поддоне с чуть вогнутым дном (рис. 5/7,8).

 

В единичных экземплярах найдены сосуды следующих форм:

 

- cкифос, дно на кольцевом поддоне (рис.5/6);

 

- чаша на ложнокольцевом поддоне, дно вогнутое, венчик отогнут наружу, центральную часть опоясывает орнамент из поперечных бороздок (рис.5/4);

 

- флакон с туловом реповидной формы на высоком кольцевом поддоне с узким цилиндрическим горлом (рис.1/5).

 

- толстостенная мисочка, дно плоское, венчик отогнут наружу (рис.1/8);

 

- канфар трехручный с приземистым конусовидным туловом, дно на кольцевом поддоне с профилированными петлеобразными ручками (рис.1/9).

 

Буро-краснолаковая посуда немногочисленна. В ее составе:

 

- кувшины с туловом реповидной формы на кольцевом поддоне с высоким цилиндрическим горлом отогнутым наружу венчиком, высокой профилированной или овальной в сечении ручкой (5 экз. рис.1/2, 7/1,2);

 

- кувшин с туловом округлой формы на кольцевом поддоне, не высоким горлом, прямой, овальной в сечении ручкой, с нанесенным по горлу и плечикам растительным орнаментом и покрытый лаком бурого цвета (рис.2/3);

 

- чаша тонкостенная, с туловом реповидной формы на низком кольцевом поддоне, венчик прямой, с поверхностью, полностью снаружи и изнутри покрытой лаком бурого цвета (рис.7/3).

 

В составе красноглиняной гончарной посуды:

 

- кувшины разной степени сохранности с туловом шаровидной формы на кольцевом поддоне с невысоким горлом и отогнутым наружу венчиком, овальной или профилированной в сечении ручкой (8 экз. рис.1/6,7,10, 7/4,5);

 

- бальзамарии с яйцевидной формой тулова с плоским или чуть вогнутым дном с узким цилиндрическим горлом (9 экз. рис.3/1, 7/6,8,9). У одного из них верхняя часть тулова с горлом аккуратно срезана в древности и он видимо использовался как чашка (рис.7/7);

 

Из тарной керамики амфора. Глина розоватая с включением мелких блесток слюды и непрозрачных частиц. Корпус цилиндрический удлиненный. Горло в верхней части слегка раздуто, отделено от плеч профилированной бороздкой. Венец имеет форму полувалика. Ручки двуствольные, верхняя часть ручки согнута и образует острый угол на уровне венца. Поверхность покрыта светлым ангобом (рис.1/9).

 

Лепной керамики мало, всего 7 сосудов баночной и рюмочной формы небольшого размера (рис.6/14-17).

 

Из стеклянной посуды 2 предмета: бальзамарий глухого голубого стекла с туловом грушевидной формы, дно плоское, горло короткое, венчик отогнут наружу (рис.8/13) и литая чаша из стекла желто-коричневого цвета, дно плоское, слегка вогнутое, стенки прямые, край слегка отогнут наружу (рис. 3/2).

 

Предметы одежды не многочисленны. Найдено 7 фибул в 6 погребениях. 2 из них бронзовые, лучковые, одночленные, с узкой ножкой и относительно низкой дужкой (рис. 8/8,9). К этому типу относятся еще 2 фибулы бронзовая и железная, очень плохой сохранности. У обеих, наиболее сохранившимся выразительным фрагментом является узкая ножка, причем у железной с приемником "лодочкой". К лучковым одночленным относится и маленькая фибула, сделанная из согнутой пополам расплющенной проволоки, один конец которой оформлен в виде приемника - полупетли, другой в виде иголки, ее особенностью является отсутствие в конструкции пружины (рис. 8/10). Еще 2 бронзовые фибулы относятся к раннеримским шарнирным дуговидным (рис.8/6,7). Пряжек всего 2. Обе железные с рамкой прямоугольной формы и подвижным язычком, очень плохой сохранности (рис.8/14). Зеркала бронзовые, найдены в 19 погребениях, делятся на два типа:

 

- литые, в виде плоского диска с заостренным краем, диаметром от 6 до 8 см. (рис.8/2,4)

 

- кованные из тонкого листа с чуть выгнутой посеребренной поверхностью диаметром от 4,5 до 10 см. (рис.1/20, 2/6, 3/6, 8/1,3,5)

 

Монет найдено 2. Одна не определяется, другая - медная, боспорская, тетрахалк Асандра, год выпуска 30 - 16 гг. до н.э.

 

Украшения представлены различными типами бус из стекла, гагата, сердолика (рис.1/27, 2/9, 3/5, 8/16-26). Бусы были найдены в 43 погребениях, как в мужских так и женских. Они входили в состав ожерелий, в состав браслетов и, видимо, использовались для украшения одежды. Бусами были украшены некоторые из погребенных животных.

 

Браслетов бронзовых, круглопроволочных, найдено 4 шт. по одному в погребении. Два из них с заходящими друг за друга и обмотанными вокруг стержня концами (рис.8/12), один с разомкнутыми концами, оформленными в виде шишечек (рис.8/11) и один с разомкнутыми, сужающимися, гладкими концами. Перстни были найдены в шести погребениях, в одном их было 2. Из них:

 

- железные перстни плохой сохранности с овальной в сечении дужкой и массивным овальным в плане щитком (3 экз. рис. 8/15). У одного была плоская стеклянная вставка овальной формы, а под ней лежала пластинка серебряной фольги;

 

- бронзовые перстни с уплощенной в сечении дужкой, овальной формы щитком, и такой же формы стеклянной вставкой (2 экз. рис.1/22,23);

 

- бронзовый перстень с уплощенной в сечении дужкой и плоским овальным в плане щитком (1 экз. рис.2/7);

 

- золотой перстень с дужкой овальной в сечении, овальным в плане щитком, и с геммой на вставке из сердолика бордового цвета (рис.3/3). На гемме изображение богини Гигиеи, кормящей из кубка змею (Определение О.Я.Неверова). Подобный сюжет изображен на золотом диске, который хранится в Национальном археологическом музее в Неаполе [6].

 

Среди орудий труда:

 

- глиняных пряслиц 11 из 7 погребений. Количество их в одном погребении: в двух случаях по два, в одном три, в остальных по одному экземпляру. Пряслица помещались или в ногах или за черепом. Формы пряслиц самые разнообразные: бочковидно-сжатые, усеченно-конические, биконические, дисковидные, округло- поперечно-сжатые (рис. 2/8, 9/9-17,23);

 

- ножей железных 20 из 18 погребений. В двух их было по два. В пяти случаях ножи лежали в ногах погребенных. Два раза у правого и один раз у левого бедра. В погребении N84 один нож лежал у бедра, а второй в ногах с остальным инвентарем (рис.3/7). В погребении N31 нож был воткнут в дно могильной ямы в ногах погребенного. Обычная форма ножей с прямым лезвием и прямой спинкой, в сечении треугольные, размерами от 4 до 14,5 см. (рис.1/18,19, 9/3,4). Два ножа (рис.9/1,2) имели трапециевидный в плане черенок с заклепками, а один из них - навершие в виде полукольца (рис.9/1).

 

- оселков 3 по одному в погребении. Два обнаружены в области пояса, все в погребениях с оружием (рис.1/14, 9/5,6).

 

- гвоздей 3. Один железный (рис.9/7) и два бронзовых гвоздика (возможно детали шкатулки) (рис.1/21).

 

Из оружия:

 

- больше всего обнаружено наконечников копий -11 в 10 погребениях. Только в одном погребении вместе с наконечником копья зафиксированы другие типы оружия - меч, топор и наконечники стрел (п.29) (рис.1/11-13, 24-26). Наконечники копий помещались слева или справа от погребенного. Форма пера остролистная, листовидная и ромбическая. Размеры от 18 до 40см.(рис.10/2-8).

 

- мечей 3. Из них два в погребениях всадников. Все три меча разной формы:
1) Меч, длиной 37 см, лезвие овальное в сечении, без перекрестия, ручка с антенным навершием с шишечками на концах (рис.1/11);

 

2) Меч, длиной 38 см, клинок треугольной в плане формы без перекрестия и навершия (рис.3/10);

 

3) Меч, длиной 63,3 см, с длинным лезвием и с длинной ручкой- штырем и без перекрестия и навершия (рис.10/1).

 

- топоров 2. Один с киркообразным обухом (рис.10/9), второй топор (рис.1/13) с сильно оттянутым вниз лезвием и обухом в виде бойка;

 

- наконечники стрел встречены в 4-х погребениях и только в 2-х их было несколько. Наибольшее разнообразие зафиксировано в погребении N29, где встречено пять из восьми типов обнаруженных на могильнике:

 

Тип 1 - железный, втульчатый трехлопастной, с небольшой боевой головкой (найден вместе с бусами и бронзовыми гвоздиками (предположительно в шкатулке)(рис.1/26);

 

Тип 2 - бронзовый, втульчатый трехлопастной (найден вместе с бронзовым зеркалом и сероглиняным флаконом) (рис.1/25);

 

Тип 3 - железный втульчатый трехлопастной c плавным переходом от пера к втулке (рис.1/24а);

 

Тип 4 - железный, черешковый трехлопастной c боевой головкой среднего размера (рис.1/24б, 10/16);

 

Тип 5 - железный, втульчатый с квадратной в сечении боевой головкой (рис.1/24в);

 

Тип 6 - железный массивный втульчатый двухлопастной с вытянутой боевой головкой и широкими лопастями (рис.10/10);

 

Тип 7 - железный, втульчатый трехлопастной с массивной вытянутой боевой головкой и широкими лопастями (рис.10/14,15);

 

Тип 8 - железный, черешковый трехлопастной с вытянутой боевой головкой (рис.10/11-13).

 

Причем втульчатые и черешковые наконечники стрел встречены дважды вместе, тип 3 и 4 в погребении N29, а тип 7 и 8 в погребении N125.

 

Предметы конского снаряжения обнаружены в 4-х погребениях это: железные удила с загнутыми в петлю концами, двое из них имеют крестовидные псалии (рис.9/18,19). Одна железная пряжка круглорамчатой формы, железные бляшки (рис.9/21) и связки железных колец (рис.9/20), найденные в 2-х погребениях. Причем, в погребении N84 они лежали в ногах погребенного вместе с остальным инвентарем (рис.3/4), еще один комплект лучшей сохранности является случайной находкой из пахотного слоя (рис.9/22).

 

Хронологические рамки первой группы - середина I в до н.э. -I в. н.э. Основанием для датировки служит наиболее массовый материал:

 

- сероглиняная гончарная посуда на кольцевом поддоне (рис.4/1-8, 5, 6), характерная для среднемеотского периода III - I вв.до н.э. [7], и для памятников района Новороссийска на рубеже нашей эры [8];

 

- красноглиняные бальзамарии (рис.7/6-9), получившие распространение с конца I в. до н.э. и особенно популярные в I в.н.э. [9];

 

- зеркала бронзовые литые дисковидные II-Iвв. до н.э.(рис.8/2,4) и кованные из тонкого листа с посеребренной поверхностью, встречающиеся в I в.до - Iв.н.э. (рис. 1/20, 2/6, 3/6, 8/1,3,5,) [10].

 

Подтверждает эту датировку и другой, не столь многочисленный,
но выразительный материал:

 

- красно-буролаковые кувшины, ближайшие аналогии которых датируются II - I вв. до н.э. (рис.1/2, 7/1,2)[11]

 

- одночленные лучковые фибулы (рис.8/8,9), датируемые концом Iв.до н.э. - 1-ой половиной Iв.н.э. [12] и раннеримские дуговидные фибулы, характерные для начала I века н.э (рис.8/5,7) [13];

 

- найденные вместе втульчатые и черешковые трехлопастные наконечники стрел (рис.1/24а,б, 10/11-15), встречающиеся, как правило, в комплексах II в. до н.э. - I в. н.э. [14].

 

- удила с крестовидными псалиями, распространенные на Северном Кавказе в III - I вв. н.э.(рис.9/18,19) [15]. Отметим, что одни из них были найдены в погребении N125 вместе с амфорой с двуствольными ручками (рис.4/9), датирующейся I в.до - I в.н.э. [16]

 

Ко второй группе относятся погребения в каменных ящиках расположенные в юго-восточной части исследованной площади. Всего 27, все ограблены. Глубина залегания конструкций каменных ящиков от современной поверхности составляла от 10 до 80 см. Ящики были сложены из 4-х плит, толщиной от 5 до 12 см, причем концы боковых плит заходили за торцевые плиты. Основная часть каменных ящиков ориентирована по линии юго-запад - северо-восток. Положение погребенных удалось частично проследить только в 2-х случаях (п.46 (рис.11) и п.79). Поэтому можно предположить, что ориентировка погребений была такая же как и у первой группы. Также сходен и крайне скудный, оставшийся после грабителей, инвентарь.

 

Керамический материал встречен в 16 погребениях. Всего 31 сосуд, большей частью в фрагментах. По составу он схож с керамикой первой группы. Те же типы сероглиняных сосудов на кольцевом поддоне (рис.12/1,4-7), среди них 7 мисок, 5 двуручных канфаров, 4 мисочки с отогнутым краем и одна кубышка. Красноглиняная посуда этой группы представлена тремя, относительно целыми формами - двумя кувшинами с туловом шаровидной формы на кольцевом поддоне с высоким горлом и высокой овальной в сечении ручкой (рис.12/2,3) и плоскодонным сосудиком (кубышкой) эллипсоидной формы, горло низкое, венчик слегка отогнут наружу (рис. 11/2), а также, по крайней мере, фрагментами 11 сосудов, некоторые из которых со следами лака бурого цвета.

 

Среди других находок отметим два бронзовых зеркала кованых из тонкого листа с чуть выгнутой, посеребренной поверхностью (рис. 12/12); пряжку бронзовую, округлорамчатую, язычок подвижный длинный, выступает за передний край рамки, в сечении круглый, в задней части уплощается и огибает рамку петлей (рис.12/15). Из украшений встречены бусы из стекла, гагата сердолика в 10 погребениях (рис.12/22-25) и один железный перстень плохой сохранности. Предметы вооружения состоят из двух наконечников копий. Один остролистной формы (рис.12/16), другой, вероятно наконечник дротика, в виде штыря, квадратного в сечении (рис.11/1).

 

Из орудий труда найдено:

 

- железных ножей 5 (рис.12/18-20), из них 4 с прямой спинкой, треугольные в сечении и один остролистной формы с остроугольным черешком (рис.12/17);
- оселок каменный один (рис. 12/21);

 

- керамических пряслиц 4 в 3-х погребениях, все разной формы: усеченно-конической, бочковидно-сжатой, биконической, формы сжатого эллипсоида (рис.12/8-11), и одно бронзовое пряслице усеченно-конической формы с орнаментом в виде двухслойного зигзага (рис.12/13).

 

Хронологически вторая группа погребений, согласно схожести материала, близка первой группе, но при работе над коллекцией бус было замечено [17], что в наборах бус в 7-ми случаях (пп.3, 38, 46, 56, 61, 79, 126) присутствуют бусы типа 15 (СО) (по Е.М. Алексеевой), без закраинок, основное время бытования которых IIIв. до н.э. - рубеж н.э. [18], тогда как в погребениях первой группы такие бусы встречены только в 6-ти комплексах. Это дает основание предположить, что погребения в каменных ящиках являются одними из самых ранних на могильнике.

 

Третья группа расположена в западной части исследованной площади. Всего здесь зафиксировано 31 погребение, в простых ямах овальной или прямоугольной формы с закругленными углами, также большей частью разрушенные и ограбленные. Только 8 из них оказались непотревоженными. Глубина обнаруженных погребений колеблется в пределах от 50 до 100 см от современной поверхности. Погребенные, в тех случаях, когда удалось это проследить, лежали вытянуто на спине, с ориентировкой в западном, северо-западном и юго-западном секторе. Кости рук прямо, в одном случае кисти на бедрах. Кости ног прямо, иногда, одна или обе чуть согнуты в коленях, в одном случае сведены вместе.

 

Семь раз зафиксирован обычай погребения вместе с человеком верховой лошади. Положение лошадей в погребениях слева от хозяина. Шесть раз зафиксировано одиночное захоронение лошади, при этом человеческих костей не обнаружено. Поза положения лошадей в погребениях не постоянна. В 4-х случаях лошадь лежала на правом боку, в трех случаях на левом, в двух на животе и один раз на спине.

 

К особенностям можно отнести наличие монет и малое количество керамики. Керамика размещалась, в ногах погребенных.

 

В 6 погребениях было найдено 7 сосудов, из них:

 

- мисок краснолаковых 2. Одна на кольцевом поддоне с близким к вертикальному положению краем и выступающем к нижней части бортиком. На стенке миски граффити в виде ромба с отходящими от трех вершин зигзагообразными отрезками (рис.13/2). Вторая миска глубокая, тулово усеченно-конической формы, дно плоское, чуть вогнутое, переход тулова в край резкий, ребром, край прямой, слегка наклонен внутрь (рис.15/3);

 

- кувшинов красноглиняных 2. Первый с туловом усеченно-конической формы плавно переходящим в плечи и цилиндрическим широким горлом, слегка расширяющимся к венчику, венчик прямой, дно плоское, слегка вогнутое, ручка в форме петли, в сечении профилированная (рис.15/1). У второго, сохранились фрагмент венчика и тулова, тулово реповидной формы, венчик отогнут наружу (рис.15/2);

 

- кружка красноглиняная, тулово реповидной формы, дно на ложно- кольцевом поддоне, плоское, венчик отогнут наружу, ручка петлеобразная поднята над венчиком (рис.13/1);

 

- лепных сосудов 2. Один маленький горшочек с туловом реповидной формы, дно плоское, горло цилиндрическое, короткое, край прямой (рис.15/5). Второй сильно фрагментированный плоскодонный горшок с венчиком отогнутым наружу (рис.15/6).

 

В составе стеклянной посуды сильно фрагментированныебальзамарий с вогнутым дном, узким цилиндрическим горлом(рис.15/8) и чаша со сферическим туловом, венчиком отогнутым наружу и прямым краем (рис. 15/9).

 

Монет найдено 6 в трех погребениях: Три медных динария Рискупорида III (211-226г н.э.)(п.30); серебряный статер Ининфимея 234 г.н.э.(п.65); и два медных статера один Фофорса (285-308 г.н.э.), другой Рискупорида VI (320 г.н.э.) (п.110).

 

Из предметов одежды найдено 12 фибул в 10 погребениях из них две в обломках, твердо определяются десять:

 

- бронзовая прогнутая подвязная фибула с узкой ножкой (рис.16/9);

 

- бронзовые двучленные, лучковые фибулы (рис.16/2,4-6,8). Видимо к ним относится и железная фибула (рис.16/3), найденная в одном погребении вместе с фибулами (рис. 16/2,4) но у нее не сохранилась головка;

 

- к лучковым двучленным фибулам относится и бронзовая фибула (рис.16/1) отличающаяся от предыдущих способом крепления иглы и спинки к оси, у нее игла, переходя в пружину, делает один оборот вокруг оси и далее крепится на спинке, в свою очередь спинка закреплена в полтора оборота вокруг оси, а ножка с приемником соединена с помощью железной заклепки;

 

- лучковых одночленных фибул две. Одна с прогибом верхней части дужки (рис.16/7). Другая серебряная дуговидная с пластинчатой спинкой (рис.16/10а) из тайника в разрушенном погребении 100. На ее иглу были нанизаны 2 серебряные обоймочки прямоугольной и треугольной формы (рис.16/10г,д), а рядом лежали две восьмиугольные обоймочки с вставками из красного стекла (рис.16/10б,в), которые, возможно, в древности крепились к спинке фибулы.

 

Вместе с этими предметами был найден серебряный флакон со сферической формой тулова, изготовленный из двух кованых полусфер, спаянных и укрепленных узким желобчатым пояском, горлышко свернуто из металлической пластинки и вставлено в отверстие верхней полусфере тулова. Переход от горла к тулову резкий. Крышка тоже свернута из пластинки и по высоте равна горлышку. В верхней части крышки желобчатый поясок с петлями (рис.15/7).

 

Пряжек обнаружено 14 в 10 погребениях. Железные круглорамчатые плохой сохранности (3 экз. рис.16/16), бронзовые круглорамчатые (3 экз. рис.16/11,14,15), и одна бронзовая круглорамчатая с несомкнутыми концами (рис.14/5). Несомненно интересны округлорамчатые пряжки с щитками, из них 4 бронзовых: одна массивная, с грубо прикрепленным щитком (рис.16/17) была найдена в комплекте с наконечником ремня (рис.16/18) и 3 пряжки с треугольными щитками из погребения N105 (рис.14/2-4). Видимо к обувным застежкам относятся 2 маленькие изящные серебряные пряжечки (рис.16/12,13), найденные в разрушенном погребении N100.

 

Из украшений зафиксированы:

 

- бусы из стекла, гагата, янтаря в 6 погребениях (рис.16/30-34);

 

- браслетов 3, по одному в погребении, все серебряные. Два из них круглопроволочные (рис.16/22,23), гладкие, концы разомкнуты, слегка расширены и один браслет овальной формы в сечении сегментовидный, концы круглопроволочные, заходят друг за друга, закручены по спирали и оформлены в виде глазков (рис.16/21);

 

- Перстни 8 в 5 погребениях, следующих типов:

 

1) бронзовые перстни овальной формы дужка пластинчатая, в сечении прямоугольная, внешняя поверхность ребристая, щиток плоский, овальной формы (2 экз. рис.16/28,29);

 

2) бронзовые перстни, овальной формы, дужка пластинчатая, узкая (2 экз. рис.16/25);

 

3) серебряный перстень пятиугольной формы, дужка в сечении прямоугольная, щиток выпуклый, шестиугольной формы с заглаженными углами (рис.16/27);

 

4) бронзовый перстень овальной формы, дужка плоская, в сечении прямоугольная, щиток круглой формы, сплетенный из двух проволоченных скрученных в спираль, концы которых закручены вокруг дужки (рис.16/24);

 

5) бронзовый перстень овальной формы, дужка круглая в сечении (рис.16/26);

 

6) перстень из серого металла, дужка пластинчатая, широкая (рис.16/35);

 

- гривны 2 по одной в погребении, обе проволочные, квадратные в сечении с утолщением в средней части, крученные по всей длине, один конец расклепан с отверстием, другой с крючком (рис.16/19,20).

 

Среди орудий труда:

 

- ножи (6 экз. рис.17/7-9). В неразрушенных погребениях ножи зафиксированы в районе бедренных костей, а в погребении N30 нож был воткнут в материк справа за черепом погребенного;

 

- пряслице, красноглиняное дисковидной формы, сделано из стенки сосуда (рис.15/10);

 

- пинцет бронзовый, сделанный из согнутой пополам прямоугольной пластины (рис.15/11);

 

- шило бронзовое, в сечении прямоугольное, оба конца заострены;- оселок каменный (рис.15/12).

 

Из предметов вооружения найдены:

 

- фрагменты кольчуги в одном погребении;

 

- наконечники копий в 2-х погребениях. Один из них остролистной формы (рис.17/5), от другого сохранился только фрагмент втулки (рис.17/6).

 

- мечи в 5 погребениях. Зафиксированы слева от погребенного, трижды вдоль левой ноги и один раз вдоль левой руки. Мечи без перекрестия с рукоятью треугольной или прямоугольной формы без навершия (рис.14/6, 17/1-4). В погребении N105 рядом с рукоятью меча была найдена янтарная бусина (рис.14/1).

 

Конское снаряжение включает железные удила с кольцевидными псалиями (рис.17/10), 6 круглорамчатых железных пряжек (рис.17/11-13,19), одну бронзовую пряжку с уширением передней части, язычок не сохранился (рис.17/15) и серебряную пряжку, рамка круглая с уширением передней части, в сечение прямоугольная, плоская, язычок плоский в сечении, короткий (рис.17/14), два бронзовых сбруйных кольца круглых в сечении, найденные только в разрушенных погребениях (рис.17/17,18).

 

Хронологические границы III группы II-IV вв. н.э. Наиболее выразительным датирующим материалом являются фибулы, где лучковая одночленная (рис.16/7) датируется концом II - III в.н.э. [19], лучковые двучленные фибулы (рис.16/2-6,8) - II-III вв.н.э. [20], прогнутая подвязная фибула (рис. 16/9) - IV в.н.э.[21], а одночленная дуговидная лучковая фибула с обоймочками (рис.16/10а, б,в) [22], происходящая из комплекса вещей погребения N 100, куда кроме нее входят флакон (рис.15/7) [23] и пряжечки (рис.16/12,13) [24], уточняющие датировку, может быть отнесена ко 2-й половине III в.н.э. Не противоречат нашей хронологии и найденные в погребениях монеты: Рискупорида III, Ининфимея, Фофорса, Рискупорида VI, время чеканки которых - начало III – первая четверть IV в.н.э.

 

В окрестностях Новороссийска в настоящее время в разной степени изучено пять могильников, относящихся к рубежу – первым векам нашей эры. Это могильники Мысхако [25], Широкая Балка (б/о "Шиферник") [26], Цемдолина (ул. Тепличная) [27], Южная Озереевка [28] и Дюрсо 1 [29]. Тогда как к предыдущему периоду - III - II вв. до н.э. относится только один могильник возле ст. Раевской [30]. Все это говорит о притоке населения в наш регион на рубеже новой эры. Причем, наиболее изученный могильник Мысхако от всех остальных отличается богатством и разнообразием инвентаря и его как бы цивилизованностью и вполне возможно является некрополем Бат Страбона. Остальные могильники имеют много общего между собой как в погребальном обряде так и в инвентаре. Наиболее близки друг другу могильники в Южной Озееревке и Широкай Балке (б/о"Шиферник"). В Широкобалкинском могильнике также встречаются погребения с ориентировкой в северо-восточном секторе, как в каменных ящиках так и отмеченные исследователями, как анахронизм, погребения с миской под черепом [31], т.е. погребения отнесенные нами к первой и второй группам. Причем, исследователи Широкобалковского могильника отметили, что погребения в каменных ящиках являются наиболее ранними [32]. Мы высказали такое же предположение.
Говоря о погребениях третьей группы, следует заметить, что в районе Новороссийска, кроме двух погребений в Цемдолинском могильнике, датируемых IV - нач. V.н.э. [33], до сих пор не встречались памятники 2-ой половины III - IV в. н.э. Наиболее ранний материал известного могильника на р.Дюрсо относится к 2-ой пол. V в. н.э. [34], таким образом дальнейшие исследования в Южной Озереевке могут принести новые данные по этому малоизученному периоду.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Онайко Н.А. К истории Бат //ВДИ N 1, 1976 г., стр.111.

 

2. Онайко Н.А. Разведка античных памятников в районе Новороссийска и Геленджика //СА N1, 1970г., стр.132.

 

3. Дмитриев А.В. Отчет о доследовании разрушенного средневекового могильника в пос. Южная Озерейка близ Новороссийска // Архив Новороссийского музея-заповедника НА-3994.

 

4. Шишлов А.В. Отчет об археологических разведках в районе Новороссийска в 1990г.//Архив Новороссийского музея-заповедника НА-5429.

 

5. Шишлов А.В. Отчет о раскопках некрополя у с.Южная Озереевка Новороссийского района Краснодарского края в 1995г. // Архив Новороссийского музея-заповедника НА-6302.

 

6. Elite. L`oreficeria nell`arte classica. Milano 1966. рис.57 стр.126.

 

7. Ловпаче Н.Г. Эволюция форм и художественных средств в меотской керамике // ВАА, 1981 г., стр.80-115. Степи европейской части СССР в скиф-сарматское время//Археология СССР// М. 1989г., Табл. 96.

 

8. Малышев А.А. К вопросу о причерноморской локальной группе меотской культуры// Боспорский сборник. 1995г. N 6, стр.154.

 

9. Малышев А.В., Трейстер М.Ю. Погребение Зубовско-Воздвиженского типа в окрестностях Новороссийска // Боспорский сборник. N5, 1994 стр.69.

 

10. Марченко И.И. Сираки Кубани.// Краснодар 1996г. стр.19-20, рис.3.

 

11. Алексеева Е.М. Юго-восточная часть некрополя Горгиппии.// Горгиппия. Краснодар 1982г. рис.40; Корпусова В.Н. Некрополь Золотое.// Киев. Наукова думка. 1983г. стр.36 рис.10/1;

 

Масленников А.А. Каменные ящики Восточного Крыма.// Боспорский сборник. N8, 1995 рис.45/5.

 

12. Амброз А.К. Фибулы юга европейской части СССР. II в. до н.э. - IV в.н.э. //САИ. М. Наука. Вып.Д1-30 стр.48, табл.9/1-3.

 

13. Амброз А.К. Фибулы юга европейской части СССР... стр.27. Табл.4, 22.

 

14. Степи европейской части СССР в скифо-сарматское время...стр.184.

 

15. Абрамова М.П. Центральное предкавказье в сарматское время (III в. до н.э. - IV н.э.).//М. 1993 стр.78; Марченко И.И. Сираки Кубани.// Краснодар 1996г. стр.74.

 

16. Зеест И.Б. Керамическая тара Боспора// МИА N83., М.1960 стр.109 Табл.XXVII рис.61;

 

Абрамов А.П. Античные амфоры.// Боспорский сборник N3., М.1993., стр.116, рис.5.7 - 5.9.

 

17. Колпакова А.В. Бусы из некрополя Южная Озереевка//в этом сборнике Табл.2.

 

18. Алексеева Е.М. Античные бусы северного Причерноморья// САИ Вып. Г1-12, М.1978, стр.65, Табл.33, 1.

 

19. Амброз А.К. Фибулы юга европейской части СССР... стр.51. Табл.9, 11.

 

20. Амброз А.К. Фибулы юга европейской части СССР... стр.52. Табл.9, 18,19.

 

21. Амброз А.К. Фибулы юга европейской части СССР... стр.64. Табл.11, 12.

 

22. Амброз А.К. Фибулы юга европейской части СССР... стр.54. Табл.9, 9; Абрамова М.П. Фибулы Хумаринского могильника (II-III вв.н.э.)// Историко-археологический альманах. Вып. 2., Армавир, Москва 1996., стр. 103 рис.1, 14.

 

23. Безуглов С. Захаров А. Богатое погребение позднеримского времени близ Танаиса.// Известия Ростовского областного музея краеведения Вып.6, Ростов 1989., стр.51-52, рис. 1/2.

 

24. Амброз А.К. Проблемы раннесредневековой хронологии Восточной Европы// СА N2.,1971. стр.100

 

25. Дмитриев А.В. Некрополь римского времени в пос. Мысхако.// Актуальные проблемы археологии Северного Кавказа, XIX Крупновские чтения в Москве (тезисы докладов). М.1996, стр.66.

 

26. Масленников А.А. Население Боспорсого государства в первых веках н.э.//М. 1990., стр.77-80

 

27. Малышев А.В., Трейстер М.Ю. Погребение Зубовско-Воздвиженского типа в окрестностях Новороссийска // Боспорский сборник. N5, 1994 стр.59.

 

28. Шишлов А.В. Раскопки могильника античного времени в п. Южная Озереевка близ Новороссийска. // АО-1995г. М. 1996.

 

29. Дмитриев А.В. Отчет о доследовании могильника Дюрсо близ г.Новороссийска в 1974г.// Архив Новороссийского музея-заповедника НА-4069.

 

30. Дмитриев А.В. Отчет об исследовании археологических памятников в зоне сооружения оросительных систем совхоза "Раевский" близ Новороссийска в 1985г.//Архив Новороссийского музея-заповедника НА-4946, 4947.

 

31. Масленников А.А. Население Боспорского... стр.79-80.

 

32. Масленников А.А. Население Боспорского... стр.80.

 

33. Малышев А.А. Захоронение эпохи великого переселения народов в Цемесской долине.// Историко-археологический альманах Вып. 1., Армавир, Москва 1995., стр.148.

 

34. Дмитриев А.В. Раннесредневековые фибулы из могильника на р.Дюрсо// Древности эпохи Великого переселения народов V-VIII вв. н.э. М.1982 г., стр.103.

 

Рис.1. План и инвентарь погр. N29 (I группа). 1-10 -керамика; 11-13, 15-19, 24, 26 - железо; 14 - камень; 20-23, 25 - бронза; 27 - стекло, сердолик.

 

Рис.2. План и инвентарь погр. N80 (I группа). 1-5, 8 -керамика; 6, 7 - бронза; 9 - гагат, стекло, сердолик.

 

Рис.3. План и инвентарь погр. N84 (I группа). 1, 8, 9 -керамика; 2 - стекло; 3 - золото; 4, 7, 10 - железо; 6 -бронза; 5 - янтарь, агат, стекло.

 

Рис.4. Керамика из погр. I группы могильника Южная Озереевка. 1 - п.31; 2 - п.90; 3 - п.17; 4 - п.52; 5 - п.40; 6 - п.96; 7 - п.107; 8 - п.20; 9 - п.125.

 

Рис.5. Керамика из погр. I группы могильника Южная Озереевка. 1 - п.94; 2 - п.62; 3 - п.31; 4 - п.114; 5, 6 - п.112; 7 - п.92; 8 - п.86; 9 - п.103.

 

Рис.6. Керамика из погр. I группы могильника Южная Озереевка. 1, 8 - п.18; 2 - п.36; 3 - п.46; 4, 17 - п.54; 5 - п.114; 6, 13 - п.106; 7, 10, 14 - п.62; 9 - п.92; 11 - п.49; 12 - п.40; 15,16 - п.67.

 

Рис.7. Керамика из погр. I группы могильника Южная Озереевка. 1, 2 - п.114; 3 - п.96; 4 - п.53; 5 - п.59; 6 - п.106; 7 - п.17; 8 - п.44; 9 - п.87.

 

Рис.8. Инвентарь погр. I группы могильника Южная Озереевка. 1 - 12 - бронза (1 - п.31; 2 - п.83; 3 - п.88; 4 - п.87; 5 - п.62; 6 - п.96; 7 - п.49; 8 - п.62; 9 - п.70; 10 - п.98; 11 - п.40; 12 -п.49); 13 - стекло (п.40); 14,15 - железо (14 - п.36; 15 - п.45); 16 - 26 - бусы (16 - бронза, 17 - янтарь, 18 - сердолик, 19 - стекло, 20 - гагат, 21 - халцедон, 22 - горный хрусталь, 23 - агат, 24 - египетский фаянс, 25 - раковина, 26 - коралл).

 

Рис.9. Инвентарь погр. I группы могильника Южная Озереевка. 1-4, 7, 18-22 - железо (1 - п.36; 2 - п.45; 3, 19 - п.115; 4 - п.114; 7 - п.106; 18, 20, 21 - п.125; 22 - п.м.); 5, 6, 8 – камень (5 - п.115; 6 - п.69; 8 - п.90); 9 - 17, 23 - глина (9-11 - п.124; 12 - п.54; 13-14 - п.40; 15 - п.31; 16 - п.18; 17 - п.88; 23 -

 

п.67).

 

Рис.10. Инвентарь погр. I группы могильника Южная Озереевка. 1-16 - железо (1 - п.115; 2 - п.116; 3 - п.81; 4 - п.97; 5, 8 - п.58; 6 - п.5; 7 - п.89; 9 - п.69; 10 - п.49; 11-15 - п.125; 16 - п.106)

 

Рис.11. План и инвентарь погр. N46 (II группа). 1 - железо; 2 - керамика; 3 - сердолик, стекло.

 

Рис.12. Инвентарь погр. II группы могильника Южная Озереевка. 1-11 - керамика (1 - п.70; 2 - п.25; 3 - п.93; 4 - п.38; 5 - п.16; 6, 7, 9 - п.79; 8 - п.48; 10, 11 - п.2); 12-15 - бронза (12 - п.13; 13-15 - п.12); 16-20 - железо (16, 20 - п.61; 17 - п.14; 18 - п.2; 19 - п.56); 21 - камень (п.14); 22-25 - бусы (22 - стекло; 23 - раковина; 24 - гагат; 25 - сердолик).

 

Рис.13. План и инвентарь погр. N65 (III группа). 1,2 - керамика; 3, 4 - стекло.

 

Рис.14. План и инвентарь погр. N105 (III группа). 1 - янтарь; 2-5 - бронза; 6 - железо.

 

Рис.15. Инвентарь погр. III группы могильника Южная Озереевка. 1-6, 10 - керамика (1 - п.21; 2 - п.101; 3, 10 - п.33; 4 -п.63; 5 - п.76; 6 - п.30); 7 - серебро (п.100); 8, 9 - стекло (8 - п.99; 9 - п.108); 11 - бронза (п.21); 12 - камень (п.30).

 

Рис.16. Инвентарь погр. III группы могильника Южная Озереевка. 1, 2, 4-9, 11, 14, 15, 17, 18, 24-26, 28, 29 - бронза (1, 11 - п.75; 2, 4 - п.101; 5 - п.108; 6 - п.73; 7 - п.43; 8 - п.21; 9 - п.102; 14 - п.100; 15, 28, 29 - п.33; 17, 18, 25, 26 - п.77; 24 - п.43); 3, 16 - железо (3 -п.101; 16 - п.30); 10, 12, 13, 19-23,

 

27 - серебро (10-13 - п.100; 19 - п.78; 20, 23 - п.102; 21 - п.95; 22, 27 - п.76, 35 - п.43); 30-34 - бусы (30 - янтарь; 31 - египетский фаянс; 32 - стекло; 33 - меловая порода; 34 - гагат).

 

Рис.17. Инвентарь погр. III группы могильника Южная Озереевка. 1-13, 19 - железо (1,8 - п.95; 2 - п.30; 3 - п.43; 4 - п.74; 5, 10, 11, 19 - п.7; 6, 9 - п.63; 7 - п.26; 12 - п.28; 13 - п.66); 14-18 - бронза (14 - п.72; 15 - п.66; 16 - п.7; 17 - п.73; 18 - п.95).

 

Вы находитесь:   Главная страницаМузейАрхеологияАрхеологииПубликацииШишлов А.В. Могильник античного времени у с. Южная Озереевка.