Археология

Печать

Исторические записки (исследования и материалы). Вып. 2. Новороссийск, 1996. C.43-59.

Шишлов А.В.

Археологические памятники г. Новороссийска и история их исследования.

Удачное географическое расположение Новороссийска на стыке разных природно-географических зон: леса и степи, моря и гор, является объяснением сосредоточения здесь большого числа различных по времени и характеру памятников археологии.

Наши места с давних пор привлекали людей. За прошедшие тысячелетия многие племена и народы оставили здесь следы своего пребывания. Именно они носят названия памятников археологии - науки изучающей историю по материальным остаткам жизнедеятельности человека. К основным памятникам нашего района относятся древние поселения, курганные и грунтовые могильники, а также находящиеся на дне моря как остатки потерпевших крушение древних судов так и отдельные предметы.

Первые сведения об археологических памятниках мы находим в донесениях и записках основателей нашего города адмирала Л.М.Серебрякова и генерала Н.Н.Раевского. Последний в своем журнале о военных действиях Черноморского флота при высадке десанта в устье р.Цемесс так описал увиденное: "Не доходя версты до устья Цемесса, видны следы четырехугольной крепости, по словам жителей, некогда построенной Генуэзцами (флангами), в ней нашли изобильный источник воды, достаточный для всякого отряда, и сей последний расположился лагерем вокруг развалин. Достойно примечания, что торговые и мореходные Генуэзцы избрали для порта то самое место, где 700 лет спустя вице-адмирал Лазарев предположил построить адмиралтейство. Но не одни Генузцы здесь некогда обитали. В курганах, изрытых солдатами для печей, нашли урны, наполненные пеплом, длинные прямые мечи, сосуды для воды и масла и остовы лошадей с остатками сбруи. Ни надписи, ни изображения, ни медали не свидетельствуют какому народу принадлежали эти могилы. Мечи не европейские, обычай же хранить в урнах пепел усопших предшествует христианству. Быть может, эти могилы подданных Митридата Великого, о коих дошло до нас так мало сведений" (1). Посетившие наш район в первой половине – середине XIX известные зарубежные ученые Ф. Дюбуа де Монпере и Тедбу де Мариньи так же отметили виденные ими древние развалины и курганные могильники (2). В частности Тедбу де Мариньи сообщил: "Живущий здесь г. Контр-Адмирал Серебряков показывал мне найденные в них (т.е. в курганах) разные предметы: амфоры, урны, маленькую бутылку из белого стекла и несколько домашней утвари из меди и железа, видел я также клинки сабельные, сильно заржавевшие и согнутые вдвое - чтобы можно было их засунуть в урны, остатки кольчуги совершенно изъеденной ржею и пр." (3).  В 1886 г. русский археолог В.И. Сизов уже не застал в городской черте древних развалин, что позволило ему категорично заявить в своем отчете: "Что же касается самого Новороссийска, то в настоящее время город этот представляет мало археологического интереса: прежде всего обращают на себя внимание развалины турецкой крепости "Суджук-Кале"; развалины эти находятся к западу от города, на северном берегу бухты; в близи крепости разбросано несколько турецких могильных насыпей."(4). Но проведя археологические разведки, и раскопки в окрестностях города он открыл множество памятников различных эпох. Первым в этом ряду стоит Раевское городище, расположенное к северу от одноименной станицы на высоком берегу р.Маскага. Его окружала каменная стена, к сожалению, большей частью разобранная в 30-е гг. нашего столетия. Городище существовало с конца IV в. до н.э. до средневековья и носило у местных жителей название "Ногай-Кале" т.е. Ногайская крепость (5). Им также были обследованы как отдельные курганы, так и курганные могильники в долине Мысхако, Цемесской долине, в станицах Раевской и Натухаевской. В общении с местными жителями был собран топонимический материал, записаны легенды, связанные с нашими местами. Материалы своих исследований В.И. Сизов опубликовал в отчете, прекрасно изданном Императорским Московским Археологическим обществом 1889 г., в заключении которого он написал: "Приморская область, исследованная мною, жила в древности своей особенной жизнью, отделенная горами от северо-восточных областей Кавказа и, находясь близко моря, подчинялась влиянию других народностей."(6). Примерно в одно время с В.И. Сизовым раскопки в районе крепости "Суджук-кале" провел Кубанский краевед Е.Д. Фелицын (7). В последствии исследования носили часто любительский, случайный характер и проводились местными энтузиастами (8). Хотя известно, что 1909 г. экспедиция Кавказского музея исследовала несколько курганов в Мысхакском могильнике, материалы этих раскопок хранятся ныне в музее Грузии.(9).  Взгляды археологов того времени приковывали к себе богатейшие памятники Крыма и степей Причерноморья, но время от времени и Новороссийск напоминал о себе, то находкой в Широкой Балке в 1898г. бронзового бюста царицы Боспорского царства Динамии (10), то находкой золотых украшений в Цемесской долине в 1904 г.(11).

Открытие в Новороссийске в 1916 г. музея природы и истории Черноморского побережья Кавказа положило начало научному сбору информации о памятниках нашего региона. Человеком, благодаря которому мы знаем о памятниках обнаруженных в окрестностях города в 20-30гг. и большей частью утраченных, является Г.Ф. Чайковский, который работал в музее и оставил свои записи ныне хранящиеся в его фондах. Только в послевоенный период начинаются серьезные археологические исследования, прерванные после раскопок В.И.Сизова на 65 лет.

В 1954 г. известный специалист античной археологии профессор, доктор искусствоведческих наук В.Д. Блаватский проводит раскопки Раевского городища (12). В дальнейшем раскопки были продолжены кандидатом исторических наук Н.А. Онайко, которая много сделала для изучения античных памятников нашего района (13). Под ее руководством в 60-70 гг. проводились раскопки поселения и могильника I - III вв н.э. в п. Мысхако (14), поселений рубежа нашей эры в с. Цемдолина (15), с. Владимировка (16), поселения и некрополя в Широкой Балке (17). Во всех этих экспедициях деятельное участие принимал сотрудник Новороссийского музея А.В. Дмитриев, сам возглавивший с 70-х гг. ряд экспедиций. Одна из них 1974-1975 гг. в долине р. Дюрсо принесла ему заслуженную международную известность. В этой экспедиции им был исследован грунтовый могильник. Материалы данного памятника служат хронологическим эталоном для раннесредневековой Европы (18). В последние годы интенсивность исследований возрастает, порой у нас работают в сезон одновременно несколько экспедиций. Наиболее крупные работы, в последнее десятилетие, провели экспедиции под руководством сотрудников института археологии РАН А.Н. Гея, А.А. Малышева и сотрудника музея-заповедника г.Новороссийска А.П. Кононенко.

К настоящему времени в нашем районе известно около 200 памятников археологии и этот список постоянно растет. Но сама территория исследована неравномерно. Более-менее исследован город, побережье, а так же поля местных крестьянских хозяйств. А вот северная, северо-западная, западная окраины района из-за своей недоступности (сложности ландшафта и отсутствие дорог) исследованы слабо. Хронологически известные нам памятники распределены так же неравномерно. Практически пока отсутствуют памятники каменного века. Хотя человек, по мнению ученых, появился на северо-западном Кавказе около 130 тыс. лет назад. Кроме находок каменных орудий, называемых местонахождениями, других памятников этого времени не обнаружено. В те далекие годы люди для жизни предпочитали пещеры. У нас существуют слухи и легенды о пещерах под хребтом Навогир, в районе сел Васильевки и Глебовки. Но увы пока они не найдены. И поэтому самым древним обнаруженным поселением остается "Мысхако-1", расположенное на берегу моря, в одноименном поселке, где под слоем античного времени залегают более древние остатки. Памятник открыт Н.А. Онайко в 1969 г (19), в 1979 г. Исследовался А.В. Дмитриевым (20), в 1990-1991 г. А.Н. Геем. (21).  Человек поселился здесь около 6 тыс, лет назад в эпоху энеолита (медно-каменного века). Его основным занятием были охота и морской промысел. При раскопках найдены кремневые треугольные и черешковые наконечники дротиков и стрел, а так же костяной наконечник гарпуна. А обнаруженные зернотерки и вкладыши серпов говорят о занятии земледелием. Разнообразны костяные изделия, это проколки, шилья, лопатки, шпатели, ложки, подвески имитирующие оленьи зубы. Керамика представлена сосудами с округлым дном, часто украшена орнаментом, преобладает жемчужный орнамент, который наносился тупой палочкой по сырой глине с внутренней стороны сосуда. Но также встречается орнамент в виде зигзагов, треугольников, насечек. Интересны небольшие полусферические чашки-миски, дуршлаги-цедилки. Из каменные орудий выразительны топоры-тесла из зеленого камня, а также кремневые скребки, ножи, и сверла.

Эпоха бронзы представлена памятниками нескольких культур Хронологически более ранними являются памятники майкопской культуры IV - III тыс. до н.э., получившие свое название по кургану раскопанному 1897 г. в г. Майкопе. Эту культуру связывают с пришельцами из Месопотамии. Считают, что они принесли с собой умение обработки первых металлов, ткачество, гончарное производство посуды. Поселение и могильник этой культуры отмечены в Цемесской долине, а в долине р.Дюрсо при строительстве плотины водохранилища в 1974 г. А.В. Дмитриевым было доисследованы остатки поселения. Памятник был почти уничтожен строителями при устройстве карьера. Остались лишь три ямы, давшие богатый керамический материал. Керамика представлена круглодонными сосудами и мисками, часть из них сделана на гончарном круге.(22). Прекрасным памятником другой культуры эпохи бронзы - дольменной, ее хронологические рамки III - II тыс. до н.э., является комплекс в верховьях р.Озерейки, из трех стоящих полукругом дольменов - каменных гробниц, сложенных из плит по принципу "карточного домика". Памятник исследовался экспедицией Новороссийского музея-заповедника в 1986-1987 гг. под руководством А.П. Кононенко (23). Выяснилось, что дольмены были разрушены еще в глубокой древности. Но и в наше время нашлись варвары, разбившие на куски плиту, украшенную елочным орнаментом, из центрального дольмена, и утащившие ее по частям к себе на дачу. К сожалению, такая участь, из-за невежества людей, грозит памятникам, детали которых могут использоваться в качестве строительного материала. О случае разрушения дольмена в этих целях на северной окраине ст. Натухаевской, еще в далеком 1887 г., рассказал доисследовавший его В.И. Сизов (24).  Дольмены служили как погребальное сооружение, но имели и культовое назначение. Эти гробницы известны не только в долине р. Озерейка, но и на Гудзевой горе. К памятникам этой эпохи относится также поселение и могильник в п.Мысхако (25). Спорен до сих пор вопрос о происхождении дольменной культуры. Часть ученых отстаивает ее местный характер, другие видят в ней племена средиземноморья, т. к. подобные мегалитические сооружения известны на о. Сардинии и Пиренейском полуострове. Следы еще одной культуры эпохи бронзы, синхронной дольменной, найдены в ст. Раевской (26). Под курганной насыпью обнаружена катакомба - пещера, вырытая под землей. Подобные погребальные сооружения дали название самой культуре - катакомбная, носители которой жили в степях Причерноморья и вели кочевой образ жизни.  Несомненно, к эпохе бронзы имеют отношение и часть многочисленных крупных курганов в окрестностях станиц Раевской и Натухаевской (27).

В начале I тысячелетия до н.э. племена, жившие в нашем районе, освоили новый металл - железо и стали использовать лошадь для верховой езды. Памятником этого периода является могильник, получивший название "Большие хутора" и расположенный в долине р. Дюрсо. (28).  Древнегреческие писатели донесли до нас имя народа, жившего здесь - керкеты. Именно с ними мы связываем могильники в Широкой Балке (29), Лобановой щели (30). Их характерной чертой являются захоронения в каменных гробницах с кольцевыми выкладками, из различных по размеру камней, сложенных насухо. Внутри выкладка заполнялась камнями и щебнем и принимала вид башенки высотой 0,5 - 1 м. К этому же времени относится могильник в пос.Цемдолина, обнаруженный Н.А. Онайко и А.В. Дмитриевым в 1972г.(31) и почти уничтоженный многократными вспашками. Его доисследование происходит в настоящее время. В материалах этих памятников отражены связи местных племен с скифским миром, а так же интенсивность торговых отношений с античной цивилизацией.

Античный период вообще богат на памятники. Один из главных, городок Баты. Когда в прошлом веке интерес к археологии под воздействием сенсационных находок необычайно вырос, встал вопрос о локализации древнегреческих городов на берегах Черного моря. Здесь ученые руководствовались дошедшими до нас письменными источниками древних авторов. В одном из них, составленном во второй половине IV в до н.э. и приписываемом Скилаку Кариандскому, при перечислении городов и племен с запада на восток вслед за Синдской гаванью, отождествляемой с современной Анапой, упомянуты город Патус и народ керкеты (32). Подобные описания служили у греков для руководства в мореплавании, осуществляемое тогда лишь вдоль береговой черты. Другой автор, живший на рубеже н.э. известный географ древности Геродот в своей "Географии" пишет: "... Синдская гавань и город затем на расстоянии 400 стадий следует так называемые Баты - селение и гавань, там где по направлению на юг все думают лежит Синопа."(33). Расстояние 400 стадий примерно 70 км указывают на Цемесскую бухту. Упоминание о Батах встречаются также у Клавдия Птоломея II в.н.э. (34). Исходя из этого, современные исследователи помещают Баты на месте Новороссийска, там где видели древние развалины Н.Н. Раевский, Л.М. Серебряков, Тедбу де Мариньи и Ф. Дюбуа де Монпере о чем последний написал, что видел следы большого города, где копая находят много греческих и римских монет, и что он слышал о находках мраморных саркофагов и золотых вещей(35). О существовании древнего города говорят и сведения содержащиеся в записках Г.Ф. Чайковского. Это и случайные находки античных монет, а также фигурных стел, названных им "анапским типом", одна из них найдена при удлинении ул. Советов (36). В 1928-1929 гг. при проведении строительных работ на бывшей Соборной площади (ныне парк им. Ленина) были обнаружены погребения  эллинистического времени, среди них гробница, сложенная из черепиц с клеймом IABATA датируемая IV - III в. до н.э. (37). О существовании здесь античного центра рассказывают найденные и поднятые со дна Цемесской бухты свинцовые детали деревянных античных якорей, многочисленные находки амфор - глиняных сосудов, служивших корабельной тарой того времени. Следы древнего города скрыты современной застройкой в пределах ул. Советов - пл. Героев - Набережной. Подтверждением этих сообщений служит обнаружение в 1969г. при рытье траншеи по ул. Советов на глубине 2 м культурного слоя античного времени (38). Наряду с крупными памятниками, такими как Баты, Раевское городище, площадь которого 4 га, существовало множество мелких поселений, следы которых нам известны чуть ли не в каждой долине выходящей к морю. Некоторые из них исследовались. В 1990-1993 гг. экспедицией Новороссийского музея-заповедника под руководством А.В. Дмитриева проводились раскопки поселения и могильника в пос. Мысхако, давшие богатейший материал I-III вв.н.э. Это стеклянная и глиняная посуда, оружие, украшения. Всего около 2000 предметов (39). В 1991 г. интересный материал дала экспедиция института археологии РАН под руководством А.А. Малышева, исследовавшая грунтовый могильник I-IV вв. н. э. в с. Цемдолина. Сенсационной находкой стал парадный бронзовый сервиз, способный украсить экспозицию любого музея (40). Интересным типом памятников являются укрепленные сельские усадьбы. Всего их известно более десятка. О некоторых только то, что они существовали, так как были разобраны на камень. Две из них в п. Цемдолине и с. Владимировка исследовались Н.А. Онайко в 1977-1978 гг. (41) и судя по описанию такой же памятник раскопал В.И. Сизов 1886г.(42). Усадьбы представляли из себя каменные здания прямоугольной формы площадью до 200 кв.м. и состоявшие из одного или двух помещений. Толщина стен более полутора метров, возможно существовал второй этаж, мощные стены вполне могли его выдержать. Вокруг здания располагались более легкие хозяйственные постройки. Обитатели Владимирского и Цемдолинского укреплений занимались сельским хозяйством. Во Владимировском поселении обнаружены зерновые ямы. В Цемдолинском здании найдено большое количество пряслиц (грузиков для веретена), свидетельствующих о производстве пряжи. Поселения возникли в конце II - нач. I вв. до н.э. и погибли в огне пожара в I в н.э. скорее всего в связи с какими-то военными действиями. Примерно в тоже время было разрушено здание в античном поселении в Широкой Балке, где в прошлом веке при разборке развалин на камень нашли бронзовые вещи в том числе и бюст царицы Динамии, а при раскопках Н.А.Онайко в 1967г. был найден бронзовый бюст-гиря (43).

После гибели античных поселений под ударами варваров в III-IVвв. н.э. наш район попадает под влияние кочевых племен. Для памятников этого времени более характерны грунтовые и курганные могильники. Наиболее известен знаменитый, ранее упоминавшийся, могильник на р.Дюрсо, давший богатый материал эпохи "Великого переселения народов". Экспедицией А. В. Дмитриева в 1974-1975 гг. было исследовано 525 погребений, в фонды музея поступило более пяти тысяч предметов (44). Нам мало известно средневековых поселений, хотя в XIII веке в прибрежной зоне возникают земледельческие поселки, которые мы связываем с Трапезундской империей, наследницей Византии, пытавшейся закрепиться в нашем регионе. Но после кратковременного существования они оказались поспешно брошенными, как и крепость в поселке Малый Утриш, раскопки которой провели А.В. Дмитриев в 1984 г. и э эспедиция Кубанского университета во главе с И.И. Марченко в 1989 г. (45). Известно так же, что XIV-XV вв. в Цемесской бухте существовала генуэзская крепость. Ее план сохранился в фондах центрального государственного архива военно-морского флота. Это те самые развалины, которые описал Н.Н. Раевский и где мы помещаем древние Баты. Скорее всего генуэзцы построили свою крепость на месте греческого городка. Как называлась крепость неизвестно, но на генуэзских картах бухта носила название Chalolimena т. е. прекрасная гавань. В то же время существовало более прозаическое название Tenegia (болотистое место в устье р. Цемесс)(46). Остатки крепости видели еще в середине XIX в. Еще об одном укреплении известно из донесения адмирала Л.М.Серебрякова: "Проехав 300 сажен за старинное турецкое кладбище и всего 2 1/4 версты от 1-го блокгауза,... я нашел здесь следы укрепления, о котором никогда прежде не случалось мне слышать, но коего расположение по длине параллельно берегу, при весьма малой ширине, явно доказывает, что существование его не могло иметь другой цели кроме обеспечения зимующих судов от покушения туземцев; одинаковое состояние развалин, один и тот же способ постройки обнаруживают, что генуэзская крепость вокруг которой простирается ныне Новороссийск, и это укрепление, лежащие друг против друга принадлежат пришельцам одного народа и событиям одной эпохи. По расспросам горцев, я в последствии узнал, что им также известно об этих развалинах, которые называют они Старой крепостью, о происхождении коей не осталось, впрочем, между ними никаких преданий." (47). Генуэзцы активно занимались торговлей. Доказательство этому частые находки в средневековых курганах предметов, поступавших в наш район в качестве товаров. Генуэзские купцы прекратили свою деятельность в конце XY в., когда Черное море стало внутренним для турок. Владычество последних закончилось в XIX в. под ударами русских армий. Турки оставили нам в память о своем пребывании крепость Суджук-Кале у корня Суджукской косы. Остатки крепости еще можно видеть при посещении мемориального комплекса на Малой Земле.

К памятникам XIII - XV вв. относятся многочисленные курганные могильники, разбросанные по всей территории, насчитывающие порой от нескольких десятков до нескольких сот курганов. Обилие памятников этого времени можно объяснить неспокойной обстановкой в Прикубанских степях, что заставляло отдельные племена искать убежища в наших долинах. Несколько могильников этого времени исследовалось. Но большое количество их уничтожено в период строительства города, а также освоения окрестных земель. Так безвозвратно утрачены курганные могильники, еще описанные В.И. Сизовым, в пос. Мысхако, Цемдолине, Владимировке. Последним почти погиб могильник в поселке Южная Озереевка, доследовавшийся А.В. Дмитриевым в 1974 г.(48). Один из таких могильников на горе Сапун в зоне строительства ЛЭП исследовался экспедицией музея заповедника под руководством А.В. Дмитриева в 1985-1986 гг.(49). Результаты раскопок показали огромную роль верхового коня и оружия, что присуще кочевым народам.

Подводя итог вышесказанному хочется подчеркнуть, что в настоящее время, наряду с поиском и изучением памятников археологии, важнейшим стоит вопрос об их сохранности, т. к. памятники археологии основной источник для изучения древних культур от времени появлении здесь человека до позднего средневековья, поскольку местные племена не имели письменности и не оставили о себе никаких сведений, кроме вещей. Памятники археологии весьма беззащитны, они гибли и гибнут в результате хозяйственной деятельности, под лопатой грабителя, и поэтому долг каждого гражданина России заботиться о сохранении свидетельств прошлого.

1996г.

Вы находитесь:   Главная страницаМузейАрхеологияАрхеологииПубликацииШишлов А.В. Археологические памятники г. Новороссийска и история их исследования.