Публикации

Печать

АО-1995. М., 1996. С. 228-230.

Малышев А.А., Дмитриев А.В.

Археологические исследования в Цемесской долине.

Исследования велись на могильниках скифского и средневеково­го времени. В раскопках участвовали сотрудники Института археоло­гии РАН, Черноморской археологической инспекции и отдела археологии Новороссийского исторического музея-заповедника. Памятники расположены на юго-западном склоне Цемесской долины. Со времени работ на памятнике Н.А. Онайко считалось, что погребальные сооружения и связанные с ними комплексы погибли безвозвратно для науки. В 1995 г. администрацией г. Новороссийска часть сельскохозяйственных угодий в Цемесской долине были переданы под частную застройку. Полученные для проведения охранных археологических работ средства позволили доследовать значительную часть вышеуказанных памятников.

Территория могильников и прилегающие к ним площади исследовались при помощи землеройной техники послойно, траншеями 9х80–100 м. Грунт просматривался с помощью металлоискателей и визуально. В целом было обследовано более 2 га, извлечено большое количество предметов (оружия, украшений, конской сбруи и т.п.) из разрушенных погребений предскифского, скифского и позднесредневекового времени. Кроме того, обнаружены предметы каменного века (кремневое орудие), эллинистической (бронзовая боспорская монета), римской (бронзовая монета, лучковая фибула) эпох.

Совпадение местонахождений вещей предскифской эпохи (булавки, стремечковидных удил), обнаруженных в отчетном году, с синхронными находками прежних лет указывает на местоположение могильника VIII(?)—VII вв. до н.э. Удалось уточнить границы могильника скифской эпохи (Цемдолина 1). Ареал находок VI—IV вв. до н.э. (античная, главным образом амфорная, керамика, погребальный ин­вентарь) свидетельствует о том, что могильник располагался на не­большом уплощении склона (размеры 74 х 40 м).

Большой удачей полевого сезона было открытие целого участка некрополя (9 комплексов, 7 из которых погребальные), чудом уцелевшего от распашки. Исследованные погребения располагались регулярно, по всей видимости, полосами. Захоронения производились в пространствах между скальными гребнями, вокруг которых сооружались кольцевидные обкладки из довольно крупных камней. Основная масса захоронений — одиночные, в одном обнаружено несколько костяков. С мужскими захоронениями связаны находки акинаков, железных наконечников стрел, орнаментированного клыка кабана (?); с женскими — бронзовых браслетов, перстней, раковин каури и железных воронкообразных предметов. Из распаханного слоя происходят многочисленные находки бронзовых зеркал, наконечников стрел и копий, браслетов. Особо отметим бронзовые пластины панциря (около 1000 экз.), основная масса которых была связана с одним полностью уничтоженным распашкой захоронением, что подтвердилось при раскопках шурфа, заложенного в месте скопления пластин.

Несколько раз зафиксированы скопления лошадиных костей — распаханных захоронений верховых лошадей. Поблизости от них обнаружены бронзовые сбруйные бляхи, украшенные стилизованными изображениями: голова грифона, волк (рис. на обложке), орел на рыбе. С подобными захоронениями связаны обнаруженные на территории могильника разнообразные типы железных удил с псалиями. Предварительная дата исследованных погребений VI—IV вв. до н.э.

Четыре шурфа были заложены в 200 м на ЗЮЗ от вышеупомянутого могильника, на небольшом мысообразном возвышении (размером примерно 468 м2), отделенном от склона Цемесской долины седловиной, где в 1994 г. обнаружена стилизованная бронзовая бляшка конской узды. В одном из шурфов, расположенном в центре этой возвышенности, были обнаружены детали конской узды, многочисленные железные панцирные пластинки, обломки серебряных предметов и т.п. По мере удаления от этого шурфа количество находок резко сокращается. Нам представляется, что собранные в ходе исследований находки могли быть связаны с одним, погребальным комплексом (Цемдолина 2). Находки античной керамики, к примеру обломок амфоры типа Солоха I, датируют его IV в. до н.э.

Особенно многочисленны комплексы эпохи средневековья. Работы 1995 г. показали, что курганный могильник этого времени располагался на значительной территории, включая территорию могильника скифского времени (Цемдолина 1). Курганные насыпи были спланированы при распашке. Небольшая часть курганов (высота в среднем 0,8—1 м при диаметре 8—12 м) уцелела в близлежащей лесополосе. Исследованные погребальные комплексы довольно разнообразны: захоронения в каменных ящиках и в грунтовых могилах, трупосожжения в урне. Огонь, вне всякого сомнения, играл большую роль в погребальном ритуале. В ряде случаев остатки трупосожжения об­наружены в ногах погребенных в каменных ящиках. По-видимому, с несохранившимися после распашки захоронениями, трупосожжениями в урне, связаны довольно многочисленные погребения верховых лошадей с вооружением всадника: саблей (часто согнутой и поломанной), луком, от которого, как правило, сохраняются костяные накладки, и колчаном стрел. Погребальный инвентарь, в том числе золотоордынская монета хана Токты (1290—1313 гг., определение проф. Г.А. Фёдорова-Давыдова) и стеклянный сосуд, позволяют предварительно датировать захоронения под курганными насыпями концом XII – XIV в.

 
Печать

АО-1977г. М., 1978.

Н.А. Онайко, А.В. Дмитриев, А.А. Масленников

РАСКОПКИ АНТИЧНОГО ПОСЕЛЕНИЯ У С. ВЛАДИМИРОВКА.

Новороссийско-Геленджикская экспедиция Института археологии АН СССР при участии Новороссийского историко-краеведческого музея продолжила начатое в 1971 г. исследование Владимирского поселения, расположенного в 14 км к северо-западу от Новороссийска. Докапывалось укрепленное каменное здание, руины которого покоились под насыпью в виде пологого холма. Культурный слой в отдельных местах имел толщину до 3 м. Это светлый суглинок с большим количеством камней и щебенки. Здание имеет прямоугольную в плане форму, площадь его 10,80´17,20 м. Толщина внешних стен, возведенных из крупных плит местного песчаника на глинистом растворе, достигает 1,70 м, высота — 0,20–1,70 м. В здании обнаружен дверной проем шириной в 1,30 м, а перед ним — порог из плоских камней. Следы внутренних стен в здании не обнаружены. Правда, внутреннюю его часть полностью открыть не удалось, так как совхозные постройки стоят над северо-восточной стеной здания и частично над внутренним его помещением.

Находки, сделанные внутри здания, представлены обломками красно-светлоглиняных (в том числе с двуствольными ручками) амфор, простой и лепной посуды. Найдены глиняные пирамидальные грузила, пряслица, обломок терракоты. В восточном углу здания обнаружены нижние части трех пифосов, стоявших у стены. В одном из них находилось 14 сероглиняных мисок, поставленных одна на другую и прикрытых большим лепным горшком. На доньях всех мисок процарапаны тамгообразные знаки двух вариантов. Один из них повторяет знак, известный до этого только на горгиппийских кирпичах (энглифическое клеймо).

Здание погибло в результате сильного пожара; об этом свидетельствуют следы огня на каменных стенах, слой золы и угля вокруг и. в отдельных местах внутри помещения, а также большое количество угля за пифосами. Предварительная дата жизни здания — рубеж нашей эры. Оно располагалось на возвышенности, круто обрывающейся к р. Цемес. Вход в него был со стороны обрыва. Вокруг здания обнаружены зерновые ямы грушевидной в разрезе формы.

При осмотре распаханного могильника в Цемдолине найдены предметы VI–IV вв. до н.э.: наконечники копий, боевые топорики, браслеты, бронзовая пластинка от доспеха, обломки античной керамики, а также предметы средневекового времени — сабли, стремена, украшения и обломки чаши из человеческого черепа со следами бронзы.

 
Печать

АО-1966г. М., 1967.

Онайко Н.А.

РАЗВЕДКА АНТИЧНЫХ ПАМЯТНИКОВ В СЕВЕРО-ВОСТОЧНОМ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ

Новороссийский отряд сотрудников Института археологии АН СССР продолжал разведку в районе Геленджика и Новороссийска. Обследованы бассейны рек Ашамба, Дооб, Абрау и Дюрсо. В долине Ашамбы обнаружены многочисленные пункты распространения античной и средневековой керамики.

Вдоль течения Дооба, главным образом юго-восточнее пос. Кабардинка, у подножья горы Дооб и хребта Маркотх, также зафиксированы следы античных поселений.

В долинах Абрау и Дюрсо находок античного времени почти нет. Там встречалась в основном средневековая керамика; открыты черкесские курганы.

Начаты раскопки античного поселения в северо-западном районе пригорода Новороссийска. Поселение расположено на территории центральной усадьбы совхоза «Малая Земля», по берегу моря, на левом берегу р. Мысхако. Неподалеку от него В.И. Сизов в конце XIX в. доследовал случайно обнаруженные могилы некрополя античного и средневекового времени.

Культурный слой поселения «а «Малой Земле» сильно поврежден воронками военных лет; частично он уничтожен карьером, в бортах которого заметны зерновые ямы, засыпанные культурными остатками. Первый раскоп на поселении был разбит по краю насыпи карьера. Мощность культурного слоя достигала здесь 1 м. Материк — скала и наскальный грунт.

Зачищено несколько круглых ям с выпуклыми стенками, имевшие в разрезе трапециевидную форму. В ямах, как и в культурном слое, обнаружено большое количество обломков амфор, а также толстостенных, тонкостенных и лепных сосудов. Много рыболовных грузил, обломков глиняной обмазки и костей животных. Встречена привозная краснолаковая керамика. Весь материал разрешает датировать поселение римским временем.

Дальнейшие раскопки и изучение материалов этого поселения, как и поиски других поселений в районе Новороссийска, позволят oxapaктеризовать почти бесследно исчезнувшую с поля зрения археологов греческую Бату.

 

 
Печать

АО-1967г. М., 1968.

Онайко Н.А.

Раскопки поселения в Широкой Балке.

Новороссийский отряд экспедиции Института археологии АН СССР совместно с Новороссийским историко-краеведческим музеем проводил раскопки античного поселения в Широкой Балке, северо-западнее Но­вороссийска. Поселение расположено на берегу Черного моря, на склонах глубокого ущелья. Разведка показала, что поселение было основано в IV—Ш вв. до н. э. и продолжало существовать еще в период средневековья.

Раскоп был разбит на территории бывшей усадьбы Кулешевича. Здесь залегал довольно мощный культурный слой, толщина которого в среднем 1,65 м. В нем обнаружены остатки каменного дома первых веков нашей эры, перекрывшие каменную стену более раннего строительного периода. Вещественный материал представлен главным образов обломками амфор, пифосов, сероглиняной простой и лепной посуды, а также единичными фрагментами краснолаковой керамики. Встречались глиняные пирамидальные грузила, пряслица и железные орудия труда. Одна находка уникальна в Северном Причерноморье — это небольшой бронзовый бюст, вероятно деталь античных весов. Бюст, как нам кажется, близок по времени к известному бюсту Динамии. Характер находок свидетельствует о том, что жизнь на исследованном участке поселения началась на рубеже нашей эры и длилась в течение нескольких веков.

Можно предположить, что поселение эллинистического времени занимало значительно меньшую территорию, чем в последующий период. Это подтверждается и подъемным материалом.

Рядом со строительными остатками обнаружены две могилы: в каменных ящиках. Одна из них оказалась пустой, другая содержала три костяка (мужчины, женщины и ребенка) и небогатый, но разнообразный инвентарь: меч, наконечник копья, глиняные пряслица, обломки лепного сосуда, проволочные браслеты и кольца, конусовидные серьги, пастовые и стеклянные бусы.

 

 
Печать

АО-1965г. М., 1966.

Онайко Н.А.

РАЗВЕДКА ПАМЯТНИКОВ АНТИЧНОГО ВРЕМЕНИ В РАЙОНЕ НОВОРОССИЙСКА

Территория Северо-Восточного Причерноморья, представляющая огромный интерес для изучения греческих городов Азиатского Бoспора и окружавших их синдо-меотских племен, исследована неравномерно.

С целью дальнейшего изучения археологических памятников Северо-Восточного Причерноморья в 1965 г. проведена разведка в районе от Новороссийска до пос. Абрау-Дюрсо. Кроме того, обследованы окрестности хут. Победа, расположенного неподалеку от Раевского городища. Собран значительный материал, в основном керамика, представленная обломками черепицы, пифосов, амфор, простой и краснолаковой посуды. Преобладает керамика средневекового времени. Встречены единичные фрагменты личных металлических изделий.

Предварительная обработка подъемного материала позволяет наметить местонахождение древних поселений и могильников на обследованной территории. К наиболее ранним из них, возможно, V—VI вв. до н. э., относятся поселения у сел Южная и Северная Озерейка и у хут. Победа. Первые два находятся в большой долине р. Озерейки: одно — у берега моря, на левой стороне реки, ближе к предгорьям, другое — примерно на расстоянии 1 км к северу от с. Южная Озерейка, по правую сторону реки, у самого подножья гор. В настоящее время здесь расположены виноградника Пробные раскопки поселения у с. Южная Озерейка не дали ничего утешительного: на поверхности есть находки, а в культурном слое (мощностью не более 0,6—0,7 м) — почти ничего. Такова судьба многих поселений занятых виноградниками. Возможно, в лучшем состоянии сохранилось поселение у хут. Победа, расположенное на высоком плато, территория которого засевают культурами, не требующими глубокой вспашки. Это поселение, как и Раевское городище, находится сравнительно далеко о моря. На всех отмеченных поселениях обнаружена керамика эллинистического времени.

Подобная керамика, а также пантикапейская монета IV—III вв. до н. э. найдены и в пос. Широкая Балка (в 14 км к северо-западу от Новороссийска). Здесь в 1889 г. случайно обнаружены уникальные бронзовые вещи, украсившие экспозицию Эрмитажа. Это бюст боспорской царицы Динамии, остатки бронзового треножника и канделябра. Обстоятельства находок позволяют предположить, что бронзовые вещи принадлежали небольшому храму, остатки которого, по-видимому, тогда были уничтожены.

Нам удалось найти самое подходящее место, где могли быть найдены бронзовые вещи,— это средняя карта виноградника «Ограда». Здесь мы подобрали синхронную вещам керамику: обломки краснолаковой и простой посуды. Здесь как нельзя лучше вписывается в рельеф местности предполагаемый храм. Следует отметить, что содержимое культурного слоя этого селения по сравнению с количеством находок на его поверхности ничтожно. В Широкой Балке встречалась керамика и позднеантичного времени.

Керамика римского времени, кроме всех упомянутых пунктов, найдена же у сел Борисовка и Владимировка. Но особенно много ее обнаружено на Новой Земле (Мысхако, северо-западнее Новороссийска). Здесь открыто поселение римского времени, расположенное на берегу моря, в устье р. Мысхако, на левой ее стороне. Культурный слой (мощностью до 0.7 м) обильно насыщен обломками амфор (есть клейменые), краснолаковой, простой и лепной посуды. В разрезе слоя, образовавшемся в результате добычи местными жителями песка, хорошо видны мусорные ямы, содержащие богатый материал. Разрушение поселения происходит за счет эрозии берегов моря и перекопки слоя под огороды.

Позднеантичный и особенно средневековый материал обнаружен абсолютно на всех названных пунктах, а также у с. Глебовна (северо-восточнее Южная Озерейка). Здесь еще в 1958 г. при строительстве домов было крыто несколько погребений средневекового времени.

Итак, в пределах обследуемого участка, между бассейнами Озерейки, Цемеса и Цемесской бухтой, следы поселений античного времени обнаружены главным образом вблизи пологих морских берегов, в долинах больших и малых рек. По сравнению с поселениями средневекового периода они немногочисленны и жизнь на многих из них была, по-видимому, неинтенсивной.

Рассказывая о стране Синдике и различных племенах, населявших ее, древние авторы сообщают, что за за Синдской гаванью (Горгиппия) жили многочисленные племена; среди них упоминаются керкеты, тореты и др. Изучение истории местных племен и их роли в экономической, политической и культурной жизни Боспора требует проведения активных археологических работ в Северо-Восточном Причерноморье.

 

Страница 3 из 14

<< В начало < Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Вперёд > В конец >>
Вы находитесь:   Главная страницаАрхеологияПубликации