Публикации

Печать

АО-1982г. М., 1983.

Раскопки в Широкой балке

Н.А. Онайко

Новороссийско-Геленджикская экспедиция Института археологии АН СССР совместно с Музеем истории г. Новороссийска продолжала раскопки некрополя в Широкой балке близ Новороссийска. На площади 152 м2 обнаружено еще 30 погребений, а всего за три года работ на некрополе вскрыто 140 погребений. Открытые в истекшем сезоне погребения одиночные. Они залегали под сплошными кольцевыми обкладками на глубине около 3 м с лишним. Некоторые кольца были разрушены вспашкой и траншеями разного назначения. Отдельные могилы ограблены. Инвентарь нетронутых погребений довольно разнообразен. Оружие представлено в основном железными мечами, посуда — красно- и сероглиняными кувшинами, мисками, канфарами. Найдены также стеклянные бальзамарии, чашечки, стаканы. Среди орудий имеются железные ножи, глиняные пряслица, каменные оселки. Много украшений: стеклянных, гишеровых, янтарных и бисерных бус, мелких металлических подвесок, бронзовых браслетов, перстней. Есть бронзовые зеркала, пряжки, фибулы. В некоторых могилах обнаружены черепа домашних животных (коровы, собаки, свиньи). Погребения датируются рубежом и первыми веками нашей эры. Выявлены и средневековые захоронения.

С целью уточнения северо-западной границы некрополя были заложены шурфы, которые не дали ни погребений, ни культурного слоя. Материковая скала располагалась там на глубине 0,6 м.

 
Печать

АО-1981г. М., 1982.

ОнаЙКО Н.А.

Исследование некрополя в Широкой балке

Новороссийско-Геленджикская экспедиция Института археологии АН СССР продолжала раскопки некрополя в ущелье Широкая балка близ Новороссийска. На площади более 200 м2 выявлено 37 погребений (мужские, женские, детские). Они располагались под сплошными каменными выкладками диаметром около 2,4—2,6 м и высотой до 0,5 м, на глубине 2 м от современной дневной поверхности и 1 м от уровня нижних рядов выкладок. Форма могильных ям, как правило, не прослеживалась. Некоторые из них были перекрыты плоскими камнями. Ориентировка костяков неустойчива, но преобладает северо-западная и юго-западная. В целом вскрытые погребения предварительно датированы I—III вв. н.э. Большая часть их относится ко II—III вв. Инвентарь погребений немногочислен, но довольно разнообразен: глиняная (простая, краснолаковая, лепная) и стеклянная (кувшинчики, стаканы, чашечки, бальзамарии) посуда, детали костюма (серебряные и бронзовые фибулы, пряжки), украшения (бронзовые браслеты, перстни, крестик, гешировые и золотые бусы), бронзовые зеркала, орудия труда (ножи, иголки, каменный оселок). В мужских погребениях найдены мечи и копья. В некоторых могилах обнаружены монеты, в том числе биллонный статер боспорского царя Котиса II (123/124 — 132/133 гг. н.э.). Ряд погребений сопровождался остатками жертвенной пищи (кости теленка, кости ног овцы, череп коровы), а одно — захоронением коня.

 
Печать

АО-1979г. М., 1980.

Раскопки античного могильника у пос. Мысхако

Н. А. Онайко, А. В. Дмитриев

Новороссийско-Геленджикская экспедиция доследовала разрушающийся могильник, случайно обнаруженный в 1978 г. в обрыве берега моря у пос. Мысхако близ Новороссийска. Установлено, что могильник располагался на территории античного поселения первых веков нашей эры, основанного на месте поселения майкопской культуры. Это поселение раскапывалось нами в 1966 и 1969 гг. Могильник грунтовой, сохранившаяся его часть занимала площадь 800 м2, которая полностью вскрыта в истекшем сезоне. Он содержал погребения античного времени, то есть времени существования поселения, и значительно более ранние, видимо эпохи поздней бронзы и раннего железа. Всего на глубине до 2 м от дневной поверхности обнаружено 80 погребений.

Наиболее богаты мужские погребения. Они содержали краснолаковые или стеклянные сосуды, мечи, тип, ножи, бритву, точильный камень, фибулы, характерные поясные пряжки (и основном прямоугольные), мелкие колотые бляшки, возможно от погребального полога, монеты. Монеты бронзовые, боспорские. Одна монета золотая и очень редкая: статер боспорского царя Котиса I 49 г. н. э. (по определению В.П. Розова, принимав­шего участие в раскопках, и Н.А. Фроловой). Это третья подобная монета из тех, что известны в настоящее время. На лицевой ее стороне изображена го­лова императора Клавдия в лавровом венке вправо; на оборотной — голова его сына Британика без венка, вправо; слева от нее — монограмма; внизу — 346 год боспорской эры.

Для женских погребений характерны бусы (стеклянные, гешировые, реже сердоликовые) и фибулы. Более богатые погребения содержали также перстни, серьги, браслеты и футлярчики из низкопробного серебра. Как и не­которые серьги, перстни имеют стеклянные вставки, а иногда и сердоликовые геммы. Имеются золотой перстень с геммой (голова льва в профиль) и золотая серьга с гранатовым камнем.

Кроме могильника, велись небольшие раскопки и на поселении. Наиболее интересными находками являются костяные и каменные орудия труда, новые образцы керамики майкопской культуры н комплекс позднеантичных амфор.

Преобладают погребения античного времени — грунтовые ямы, вырытые в глине (в одном случае использовано заглубление в подтесанной скале). Форма ям но прослеживалась, но, судя по расположению костяков, была подпрямоугольной, расширяясь к изголовью. В некоторых наиболее богатых могилах найдены гвозди от гробов. Погребения в основном одиночные (муж­ские, женские и детские). Положение скелетов вытянутое на спине. Ориентация различная, но преимущественно западная с отклонением к югу или к северу. Иногда на уровне дна погребения встречалась галька, а в засыпке — уголь.

 
Печать

АО-1980г. М., 1981.

Онайко Н.А.

Раскопки некрополя в Широкой балке

Широкая балка расположена в 14 км к северо-западу от Новороссийска. Это довольно глубокое ущелье, по которому протекает маленькая речка Чухабль. По обе стороны от нее, на склонах ущелья, в позднеэллинистическое, но главным образом в римское время располагались небольшие поселения, обнаруженные Новороссийско-Геленджикской экспедицией в 60-х годах. В конце XIX в. на землях помещика Кулешевича во время строительных работ была найдена античная бронза, в том числе знаменитый бюст боспорской царицы Динамии. М. И. Ростовцев, описавший обстоятельства этой находки, упоминает и другие вещи, обнаруженные поблизости и происходящие из некрополя. В настоящее время в Широкой балке идет активное строительство. На территории базы отдыха завода «Коммунар», расположенной на бывшей земле Кулешевича, летом 1979 г. строители обнаружили отдельные погребения. Тогда же они были доследованы сотрудником Музея истории Новороссийска А. В. Дмитриевым. В 1980 г. экспедиция Института археологии АН СССР в сотрудничестве с этим музеем начала планомерные работы на этом большом, как показало обследование, некрополе.

Вскрыто 63 погребения. Преобладают захоронения первых веков нашей эры, но есть и средневековые. Имеются могилы с кольцевыми каменными обкладками. Среди вещей много простых сероглиняных мисок, канфаров, маленьких чашечек и сферических сосудов без ручек. Найдены стеклянная посуда, оружие, орудия труда и украшения (особенно много бус, есть фибулы, пряжки), зеркала. Интересны лепные миски, подражающие по форме гончарным сероглиняным. Характер большей части могил первых веков нашей эры свидетельствует об их близости меотскому обряду погребений.

 
Печать

Новороссийск – город-герой. Краснодар, 2006. С.7-16.

Шишлов А.В., Кононенко А.П.

На заре цивилизации.

Удачное географическое расположение Новороссийска на стыке различных природно-географических зон является объяснением того, что наши места с давних пор привлекали внимание людей. За прошедшие тысячелетия многие племена и народы оставили здесь следы своего пребывания: это и древние города, крепости, и просто сельские поселения, а также курганные и грунтовые некрополи. Именно изучение этих археологических памятников позволяет приоткрыть завесу тайн о жизни нашего региона в древности. Предлагаемые очерки частично позволят ответить на некоторые вопросы древней истории земли Новороссийской

Древнейшим памятником  на территории г.Новороссийска на сегодняшний день является поселение «Мысхако», относящиеся к периоду Северо−Кавказского энеолита (V-IV тыс. до н.э.), представленного редчайшими поселениями и стоянками «Мешоко», «Хаджох», «Замок», Воронцовские пещеры, «Псынако», составлявшими общую археологическую культуру на огромной территории между Черным морем и Центральным Кавказом. Следы этой культуры отмечены в горах Крыма и в степях Северного Причерноморья.

Исследования палеоботаников в слое «Мысхако» открыли, что в недалеком историческом прошлом (6 тыс. лет назад) в районе Новороссийска, вместо современных, привычных низкорослых дубово-грабовых лесов и кустарников, подавляюще доминировал реликт третичной эпохи − пицундская сосна (ныне полностью здесь исчезнувшая).

В то время, когда в Месопотамии еще не возникла Древнейшая цивилизация городов−государств Ура и Аккада, население, основавшее поселение «Мысхако», уже находилось на значительном уровне культурного, экономического и ремесленного развития. Поселение было укреплено каменными стенами и искусственным рвом. Пол в домах покрывался глиняным раствором, который после тщательного просушивания обжигался, превращаясь в сплошное ровное керамическое покрытие, а затем полировался.

При производстве посуды ими уже использовался гончарный круг. При обжиге посуды «мысхакцы» открыли неизвестный пока нам способ достижения очень высокой температуры. Иногда температурный режим оказывался настолько высок, что поверхность глиняных сосудов начинала плавиться. Сосуды покрывались разнообразным орнаментом, выполненным штампами различной формы, прочерченными линиями, рельефными валиками, но господствовал декор состоящий из особой формы глиняных «жемчужин», выполненных в особой технике и являвшимся визитной карточкой Северо−Кавказского энеолита. Поверхность тщательно заглаживалась (лощилась), иногда до почти зеркального блеска использовалась и краска, приготовленная в основном на основе растертой красной охры.

В хозяйственную деятельность входили земледелие, животноводство и рыболовство. Выращивались: пшеница, просо, ячмень. Зерно растиралось на специальных каменных «ладьевидных» зернотерках. Стадо состояло из крупного и мелкого рогатого скота, а также свиней. Судя по находкам специальных керамических приспособлений  − «цедилок», из молока изготовлялись масло, творог и сыр. Находки костяных гарпунов, а также многочисленных костей крупных рыб и дельфинов, стабильная охота на которых возможна только вдали от берега, свидетельствует об успешном освоении мореплавания.

В энеолите появившиеся первые медные изделия были крайне редки на всей территории, включая и Месопотамию. На «Мысхако» была найдена медная проколка, повторяющая форму некоторых костяных проколок. Но самой ошеломляющей стала находка клада медных слитков одинаковой формы и веса. Мало того,  на слитках остались отпечатки ткани, в которую они были завернуты, а это позволило по иному взглянуть на некоторые костяные инструменты с непонятным для такой древности, как энеолит назначением. Костяные «мечевидные лощила» использовались для набивки нитей в тканях на вертикальном ткацком станке, а «веретеновидные костяные предметы» вероятно применялись для изготовления нитей.

Высокий уровень развития «мысхакцев» подтверждают находки костяных ложек с резными ручками. Даже самые простые ручки покрывались прочерченным геометрическим орнаментом. Ложки с «Мысхако» самые древние на территории России. (Рис.1)

Форма медных слитков с «Мысхако» одинакова с формой медных слитков, найденных в одном из поселений куро−аракского энеолита, занимавшим огромную территорию в Малой и Передней Азии, и ставшим основной для формирования многих исторических народов − в том числе армянского. Контакты «мысхакцев» с куро−аракской культурой вряд ли осуществлялись через труднодоступные районы Северного и Центрального Кавказа. Освоение мореплавания и предположительно знакомство с двумя мощными параллельными прибрежными течениями, направленными в противоположные стороны, позволяло «мысхакцам» за неделю достигнуть  Абхазии и южных берегов Черного моря, а затем, перейдя в другое течение, за неделю вернуться домой.

В эпоху энеолита и бронзы орудия труда, оружие и даже украшения изготавливались из камня, кости и дерева. Лишь появление железа позволило полностью вытеснить камень.

Оружие на «Мысхако» представлено полированной каменной булавой, кремневыми наконечниками копий и стрел. В украшениях преобладали массивные полированные каменные браслеты и бусы, вырезанные из кости. Среди орудий труда преобладали кремневые скребла, сверла, резцы, ножевидные пластины и другие микролитические орудия, являвшиеся рабочими частями не дошедших до нас деревянных орудий. Из твердых пород камня изготовлялись полированные «топоры−тесла».  Из−за огромной трудоемкости производства, они очень ценились «мысхакцами». Разбившиеся «топоры−тесла» не выбрасывали, а, загладив края, использовали в качестве лощил и бочарок при изготовлении глиняных сосудов.

Кроме «Мысхако», отдельные случайные находки орудий эпохи энеолита обнаружены в Широкой Балке, Цемдолине, Дюрсо, Раевской и других точках Новороссийского района.

 

1

Фото. Лепной сосуд и костяная ложка с поселения «Мысхако».

Строители дольменов.

Дольмены Северо-Западного Кавказа давно уже стали визитной карточкой «седой древности» истории Юга России. Период их строительства датируется III-II тыс. до н.э. Загадочность и необычность этих мегалитических построек вызывает ожесточенные дискуссии исследователей. Некоторые гипотезы связывают зарождение строительства дольменов с приходом из Европы носителей культур шаровидны амфор (пока наименее достоверная), другие связывают их с мегалитами Болгарии, Малой Азии, Пиренеев и Южной Франции (предполагается, что это был народ мореходов). Существуют гипотезы и о местном происхождении мегалитов Кавказа.

Изучение дольменов серьезно затруднено тем, что их сооружали на поверхности земли, и как следствие этого грабили и использовали для собственных захоронений вплоть до эпохи средневековья. При раскопках дольменов практически всегда возникает вопрос, относятся ли находки (даже эпохи бронзы) к строителям дольменов. О носителях дольменной культуры мы достоверно знаем лишь то, что у них были значительно развиты религиозно-магические знания и культы, при этом о незначительной части сущности этих культов мы можем только догадываться исходя из современных этнографических параллелей у отдельных изолированных племен на огромной территории от Америки, до Африки и Океании. В камерах дольменов и на их передних стенах обнаружены различные рисунки и барельефы культового назначения. Большинство ученых считают дольмены погребальными памятниками, но, по мнению некоторых исследователей, дольмены не предназначались для захоронения физических тел умерших, а являлись домиками для их душ, или духов гор, деревьев, ручьев и т.д.  данной местности. Исследователи некоторых дольменов обратили внимание на наличие астрономических знаний, вероятно связанные с проведением культовых обрядов, нашедших отражение в выборе места и расположения дольменов, использовании природных ориентиров (ярко освещенный склон, скала, вершины гор) и искусственных (дополнительные постройки).

Известны дольмены и в районе г.Новороссийска. Самые доступные сейчас для осмотра − дольменный комплекс на отрогах горы Серегай у пос. Васильевка. (Рис.2) Здесь впервые зафиксированы дольмены в каменных башнях. Широкий проход (глубокий портал) со ступенькой внизу и выступающим из стены башни козырьком вел к  передней плите камеры дольмена. Известняковая плита была доставлена за десятки километров к месту сооружения дольмена. Ее лицевая сторона была сплошь покрыта вырезанными зигзагообразными линиями − символами воды. Перед входом в башню было обнаружено символическое подношение в виде мясной пищи (кости животного) и кусочков кремня. Рядом с дольменным комплексом находился грунтовый могильник.

Грунтовые могильники, связываемые с носителями дольменной культуры, были впервые обнаружены на берегу Черного моря и значительно разрушены при его наступлении на сушу. Древнейшие погребения совершались у уровня дневной поверхности на площадках, вымощенных мелкой морской галькой, сверху перекрытие могил было завалено крупными, окатанными морем камнями. Затем появляются каменные ящики, наиболее поздние из которых представляют как бы миниатюрные одно и двухкамерные дольмены. Погребения тяготели к определенным, по-видимому, родовым участкам на могильнике и при заполнении такого участка боле поздние могилы сооружались над более ранними. Предметы, как правило, в могилу класть было не принято, но над могилами, рядом с ними и на краю родовых участков отмечены приношения в виде мясной пищи и перевернутого вверх  дном сосуда. Этнографически у племен Океании перевернутый вверх дном сосуд служил домиком для души умершего. Обращает на себя внимание крайняя непрочность этих сосудов. Миниатюрные, лощенные и орнаментированные тонкостенные сосуды, повторяющие в основном форму керамики с поселения, рассыпались порой от слабого прикосновения, а при попытке погрузить их в воду некоторые фрагменты буквально взрывались и превращались в песок. Вполне возможно, что эти сосуды и не предназначались для использования в качестве кухонной посуды, а непосредственно создавались для использования в качестве «домиков для душ умерших».

Рядом с могильником на Мысхако было обнаружено и обширное поселение. Плоскодонная керамика содержала великолепные образцы  с прекрасным крепким обжигом, лощением сосудов до почти зеркального блеска, орнаментацией сосудов, рифлением, налепными валиками, и «жемчужинами», сосуды иногда окрашивались красной охряной краской. В форме, орнаментации и технологии производства керамики   заметны влияния  традиций энеолита и майкопской культуры. Позднемайкопский чернолощеный кубок был обнаружен в одной из хозяйственных ям поселения. Были найдены и культовые предметы: фаллический рог − жезл власти и амулеты − подвески (один из них в виде рогатого символа мужского божества). Оружие представлено великолепными кремневыми наконечниками дротиков (Рис.3). Найдена и бронзовая булавка, типологически продолжающая форму медных булавок энеолита. На поселении и в завалах над могилами обнаружены каменные грузила сетей. В набросках над могилами найдены древнейшие каменные якоря морских судов. Это подтверждает тот факт, что носители дольменной культуры действительно были мореходами (по крайней мере те из них, на родовых участках которых были найдены каменные якоря).

 

2.____._

Рис.2. Дольмен у п. Васильевка.

3

Рис.3. Кремневые наконечники дротиков.

Тайны каменных некрополей.

От Анапы до Новороссийска известны так называемые каменные некрополи, т.е. погребальные сооружения, возведенные  с применением камня каким-то древним народом. Один из этих памятников (у с. Владимировка) раскапывался экспедицией Новороссийского исторического музея - заповедника  в 1998−2000гг. В ходе раскопок выяснилось, что часть погребальных сооружений возводилась практически на уровне  древней дневной поверхности и обкладывалась по контуру камнями. В других случаях каменные гробницы (каменные ящики) впускались в грунт и перекрывались плитами на уровне дневного горизонта. На могильнике преобладают одиночные захоронения, но встречаются и парные. А в одном случае каменный ящик использовался как склеп для  многократных захоронений. Интересной особенностью Владимировского могильника, в отличие от синхронных ему памятников, расположенных непосредственно  на берегу моря, является ритуальное захоронение «чучела» лошади, когда рядом с погребенным клали голову и копыта, а в двух случаях зафиксировано ритуальное погребение расчлененных лошадиных туш.

Исследованные погребения Владимировского могильника датируются концом VIIV вв. до н.э. Обнаруженные предметы этого периода (оружие, конское снаряжение, украшения, керамика), указывают на тесные связи со скифским миром и кобанской культурой Северного Кавказа, а также на контакты с античными центрами. Говоря о занятиях населения оставившего этот могильник,  нужно подчеркнуть его воинственность, так в каждом мужском погребении имеется оружие: кинжалы-акинаки (Рис.5), наконечники копий, боевые топоры, наконечники стрел. Важную роль в жизни народа, оставившего Владимировский могильник и синхронные ему памятники, расположенные в некотором отдалении от береговой черты, играла лошадь. Многочисленные  бронзовые детали конской узды, выполненные часто в «зверином стиле» указывает, какой любовью было окружено это животное. В Приморских памятниках этого времени эта черта не наблюдается. Род хозяйственной деятельности местных племен, в прибрежной части был связан с морем. По сообщениям греческих авторов местные жители занимались рыболовством, но не брезговали и  пиратством.

Так кому принадлежали эти памятники? По данным античных источников в регионе от Синдской гавани (Анапа и ее окрестности) до Патуса, расположенного в Цемесской бухте, обитали племена керкетов и торетов. Так, например, Скилак Кариандский  в IV в до н.э. сообщает, что керкеты живут ближе к Синдской гавани, а далее Тореты и эллинский город Торик с гаванью. В титулатуре боспорских царей IV в до н.э. Левкона I и Перисада I сообщается о торетах, как о подвластном народе, а о керкетах не упоминается. Страбон на рубеже нашей эры за Синдским портом и городом называет в 400 стадиях (1стадия=185м) Баты селение и гавань (окрестности Новороссийска), за ними народы ахеи, зиги, гениохи, керкеты, колхи. Таким образом, за 300 лет племена торетов исчезли вовсе, а племена керкетов переместились далеко на юг. Опираясь на данные археологических раскопок последних лет можно сделать вывод, что каменные некрополи прекращают активно функционировать к III в. до н.э., т.е. к моменту присоединения этих земель к Боспорскому царству. Воинственные жители  предгорий были либо частично истреблены или силой  принуждены к переселению на новые места.

4

Рис.4. Скульптурная  реконструкция мужчины 35−45 лет из Владимировского могильника (конец VII в. до н.э.)(выполнена Балуевой Т.С. заведующей лабораторией антропологической реконструкции Института этнологии и антропологии РАН.)

5

Рис.5. Кинжалы-акинаки из Владимировского могильника.

 

В составе Боспорского царства.

С конца IV в до н.э. по III в. н.э. район нынешнего Новороссийска входил в состав Боспорского царства. Освоение новых земель проводилось не только силами жителей Боспора. Для этой цели боспорские базилевсы (цари) привлекали, как переселенцев из других греческих городов−государств, так и жителей Прикубанья, которые были умелыми земледельцами и скотоводами и в то же время, опытными воинами и могли нести охрану границ государства. Об этом рассказывают материалы некрополя у Раевского городища, где обнаружены захоронения «всадников», т.е. погребения воинов вместе с их боевыми конями. Характерной особенностью погребального обряда отмечен обычай, класть под голову погребенного миску, черта присущая прикубанским меотским племенам и не характерная для жителей предгорий и побережья Черного моря. О прикубанских корнях рассказывают обнаруженные в ходе раскопок предметы (мечи синдско−меотского типа, снаряжение лошадей, посуда, украшения.). Из этих переселенцев впоследствии выделились аспургиане − народ загадка.

Об аспургианах впервые сообщает греческий географ Страбон, живший на рубеже нашей эры и помещает их в южной части Таманского полуострова в окрестностях современной Анапы и Новороссийска. Он называет их  меотами, но такого племени античные авторы до Страбона не упоминали. По мнению современных ученых  аспургиане это не народ, а сословие тяжеловооруженных воинов−всадников, находившихся на службе у Боспорских владык. Как отмечено лингвистами, в основе этнонима аспургиане лежит иранское слово «aspabara», означающее всадник.

Завести тяжеловооруженную конницу боспорян вынудили сарматы, племена, которые с IV в. до н.э. господствовали в степях Северного Причерноморья. А главной ударной силой сарматской конницы на рубеже нашей эры являлись катафрактии − всадники, закованные в броню. С их появлением изменилась тактика боя, и конница из вспомогательного рода войск превратилась в ударный. Тогда впервые появился, впоследствии широко известный прием, как  атака клинообразным строем с использованием штурмовых пик и длинных мечей. Можно считать, что реакция Боспорских царей на эти нововведения была своевременной.

Аспургиане активно участвуют в политической жизни Боспорского царства. При их непосредственной помощи восходит на престол царь Аспург, сын знаменитой царицы Динамии. Аспургиане берут в плен, а потом убивают его соперника Понтийского царя Полемона. Впоследствии в Боспорском царстве имелась даже должность − начальник аспургиан.

Серединой I в. до н.э. датируются в нашем районе строительство каменных усадеб−башен, выполнявших роль сторожевых постов. В районе Новороссийска зафиксировано более 10 таких укреплений, 2 из них исследовались (в с.Владимировка и пос. Цемдолина). Как выяснилось, оба погибли в результате военных действий, в пожаре.

Но что интересно, при исследовании некрополя Цемдолинского укрепления оказалось, что большая часть погребенных мужчины в возрасте не старше 20 − 27 лет. Среди погребального инвентаря  наиболее яркая часть − вооружение (кольчуги, шлемы, мечи, копья, кинжалы). В погребальном обряде стоит также отметить традиционную миску под головой, что указывает на меотские корни, и погребение рядом боевого коня, а то и нескольких, уздечный набор которых, был украшен бусами и бляшками. Другими словами, перед нами захоронения дружинников, т.е. профессиональных воинов. К сожалению, кроме этих деталей погребального ритуала, мы практически ничего не знаем об этой воинской субкультуре, в чем-то, наверное, похожей на быт средневековых рыцарей. Умение пользоваться оружием − длинным мечем, управлять лошадью в тяжелом кольчужном доспехе предполагают, постоянные тренировки, участие в боевых схватках. Жизнь этих воинов,  бесспорно, регламентировалась своими особыми законами. С большой долей уверенности можно предположить, что обнаруженные погребения оставлены теми самыми загадочными аспургианами.

С I в.н.э. до середины  III в.н.э. происходит подъем экономической жизни на античных поселениях в нашем регионе. Следы поселений этого времени отмечены практически в каждой долине выходящей к морю. А одно из них, в районе нынешнего пос. Мысхако, даже на фоне общего благоденствия выделяется своей зажиточностью. При раскопках найдены многочисленные украшения, монеты, разнообразная посуда, в том числе стеклянная, ее обилие, а также находки бракованных изделий говорят о ее местном производстве. Но встречаются стеклянные сосуды, изготовленные и в других античных центрах. Знаковыми находками являются  художественные изделия из бронзы, их многочисленность указывает на то, что здесь существовала своя мастерская. Косвенным доказательством этого является находка заготовки статуэтки Юпитера  Капитолийского (уменьшенной копии статуи из главного храма Римской империи). Особого внимания заслуживает бронзовая статуэтка эллинистического правителя Митридата Евпатора в образе Геракла (Рис.7).Весь этот зажиточный уклад жизни был возможен благодаря аспургианам, которые надежно защищали эти поселения от внешней опасности.

 

6

Рис. 6. Золотые монеты Котиса I.

7

Рис.7. Бронзовая статуэтка Митридата Евпатора в образе Геракла.

 

Первые христиане.

Великое переселение народов положило конец рабовладельческому Античному периоду. Боспорское царство, раздираемое внутренними противоречиями, экономическими трудностями, под непрерывным натиском внешних врагов доживало свои последние дни. В III в. оно попадает в зависимость от пришельцев с северо-запада - готов, которые использовали Боспор, как базу для своих морских набегов на побережья Черного и Эгейских морей. В конце IV в. последние удары Боспорской государственности наносят кочевники - гунны. И от некогда процветающей державы, остается островок из трех городов - Пантикапея, носящего теперь имя Боспор; Фанагории и Кеп, управляемых местной династией Тибериев-Юлиев, и сохранявших автономию по отношению к завоевателям. А в начале VI в. эти земли входили в состав Византийской империи. Ну а на территории нашего района, целое тысячелетие, как на малой сцене истории будут появляться названия новых племен и народов, неудержимых в своем движении: готы, гунны, болгары, авары, тюркиты, хазары, половцы. Многие из них исчезли совсем, другие дали названия новым государствам, новым народам.

В V в. (по сведениям римских историков от Тамани до Геленджика простиралась страна Эвдусия, которую населяли готы-тетракситы или эвдусиане, вытесненные из Крыма гуннскими племенами. Их культура характеризуется тесными связями с Крымом и Средиземноморьем, гуннским миром. Официальной религией было христианство. Об этом свидетельствует такой факт: в 548г. послы готов-тетракситов прибыли в Константинополь просить о назначении им епископа, взамен умершего. Император Юстиниан исполнил их просьбу.

У готов-тетракситов было сильное имущественное неравенство. Бедным соплеменникам в могилу обычно клали серп или нож. Богатые же погребения отличаются обилием предметов (кувшины, стаканы из тонкого стекла, бронзовые котлы). В женских погребениях были найдены гривны, серьги, браслеты, фибулы из драгоценных металлов, бусы, бронзовые зеркала, поясные и обувные пряжки. В богатые мужские погребения клалось оружие - кинжалы, мечи. Нередко рядом с воином погребался его боевой конь.

Большого искусства достигло ремесленное производство, о чем свидетельствуют многочисленные высокохудожественные предметы, относящиеся к этому времени. Огромный интерес представляет погребение ювелира. В погребение были положены его инструменты, сырье из которого изготовлялись изделия, а также образцы продукции.

Сведения о готах-тетракситах очень бедны. Известно, что в середине VI в. они участвовали в междоусобных войнах гунно-болгарских племен. Более поздних сведений о них не сохранилось. Видимо страна Эвдусия погибла под новым натиском тюркских племен, которые пришли сюда в конце VI в. н.э.

8

Рис.8. Блюдо с христианской символикой.

 

Легенды Баканского ущелья.

В конце VI в. опустошительный набег, под предводительством хана Байкана (Баяна), в наших краях произвели авары (обры в русских летописях). Их вторжение было настолько жестоким и кровопролитным, что память о тех событиях сохранилась на века. Авары ушли дальше на Запад, но вплоть до XIX в ущелье носило зловещее название – «Байканов смертоносный путь». Еще одно предание о Баканском ущелье сохранилось у кабардинцев. Связано оно с именем Беаслана Бакана – народного предводителя в битве с войсками Крымского хана (эти события могли произойти не раньше XV века). Битва закончилась неудачно для кабардинцев, в бою погиб и их предводитель, им пришлось отступить в соседнее ущелье, где они оплакали погибших. Речка, протекающая в ущелье, до сих пор носит, в знак скорби название «Богаго», что означает – слезная. Отдохнув, соратники Бакана дали новый бой ханским войскам и одержали победу. Над могилой Беаслана Бакана, на перевале между Баканской и Цемесской долинами, соплеменники насыпали высокий курган из белого камня. Курган носил название «Байканов Белый конь» и простоял вплоть до конца XIX в.

В XIII - XV вв. местные адыгские племена сохранили полуоседлые, полукочевые традиции. Основным видом их хозяйственной деятельности было животноводство. Количество скота и лошадей являлось мерилом богатства. В животноводстве коневодство занимало второе место после овцеводства. Адыги были отличными наездниками. Это подтверждает фольклор. Про скакунов - их силу, красоту сложился целый цикл сказок, пословиц, поговорок. Адыги также занимались земледелием, им были известны такие злаки, как просо, ячмень, пшеница. Занимались также охотой, рыболовством, садоводством, пчеловодством. Мужчины адыги были хорошими воинами. Обычным оружием были сабля, лук со стрелами, копье. Как детали защитного доспеха применялись: шлеv, кольчуга, щит. В записях итальянского дипломата Интериано, изданных в 1502 г. в Венеции есть такая подробность, характеризующая воина−адыга: "черкесы спят с так называемыми панцирями, т.е. кольчужной рубахой под головой вместо подушки, и с оружием наготове и, пробудившис, внезапно, тотчас же надевает тот панцирь и оказываются вооруженными".

На средневековых картах наша бухта именовалась «Калолимено» - прекрасная гавань, так она была названа генуэзцами, которые после установления владычества Золотой Орды основали свои колонии и завоевали в борьбе с другими городами Италии право монопольной торговли на Черном море. Из Италии ввозились стекло, парча, ювелирные изделия. Различные товары поступали из стран Востока, это: поливная и стеклянная посуда, украшения. Главной статьей экспорта Адыгеи были рабы. Наибольший спрос был на детей 6 - 12 лет и на молодых людей, годных к несению военной службы. Большие партии рабов направлялись в Западную Европу. По сведениям из Итальянских источников "В Венецию и Геную рабов привозили тысячами, и рынок всегда был полон". Кроме рабов экспортировали рыбу, икру, хлеб, меха, воск.

В во второй половине XV в. власть Золотой Орды сменилась зависимостю от Крымского ханства. При вступлении на престол очередного хана адыги платили дань в 300 рабов. Крымское ханство находилось в свою очередь в вассальной зависимости от Турции, которая конце в XV в. захватила итальянские колонии на Черноморском побережье и оставила их под своим контролем. Итогом этих завоеваний стал еще более интенсивный вывоз рабов для нужд Османской империи. Из исторических источников, преданий видно, что турки и Крымские татары в течении двух с лишним столетий вели войны с адыгами, опустошая при этом целые районы, и уводя массу пленных. В результате этого, некоторые племена полностью исчезли. Но так как эти войны шли с переменным успехом, захватчикам так и не удалось добиться полного подчинения адыгов. Память о тех далеких событиях осталась в песнях, преданиях, названиях местности, в частности в легенде о Беаслане Бакане.

9__

Рис.9.  Вооружение и снаряжение воина-адыга.

 

Крепость Суджук-Кале.

В 1722 г. в Цемесской бухте Турция строит крепость Суджук- Кале. Крепость имела вид квадрата с размерами 210 х 210 м. Ее окружали мощные стены с угловыми башнями и рвы.. Интересно описание Суджук Кале в записях Пейсонеля, французского посланника в Крыму, относящихся ко второй половине XVIII в. Он пишет: "Суджук - маленький форт. В нем имеется около 200 домов, 400 жителей и от 36 до 40 пушек. Гарнизон состоит из янычар. Управление вверено татарскому бею, назначаемому Кубанским сераскиром. Здесь, нет никакой торговли, все необходимое для существования жители получают из Тамани. В окрестностях производится небольшое количество хлеба, который казна покупает для гарнизона."

На рейде у стен крепости в августе 1773 г. произошло два морских сражения между молодым русским и турецким флотами. Русские моряки оба раза вышли победителями. Русские войска занимали крепость дважды в 1791 и 1811 гг. В 1812 г. крепость была взорвана и больше ни русскими, ни турками не восстанавливалась. При земляных работах на территории крепости находят детали оружия, турецкие и крымские монеты, курительные трубки. При строительстве памятника-ансамбля "Малая Земля", частично занявшего территорию бывшей крепости, были найдены обломки плиты, которая была вмурована в стену у крепостных ворот, ведущих к причалу. Надпись славит султана, по велению которого построена крепость.(Рис.10)

 

10__

Рис.10. Надвратная плита крепости Суджук-Кале. Первая пол.XVIIIв.. 

 

 

Страница 5 из 14

<< В начало < Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Вперёд > В конец >>
Вы находитесь:   Главная страницаАрхеологияПубликации