Публикации

Печать

Тезисы на XX Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа. Железноводск, 1998. С.138-139.

А.В. Шишлов.

Новый памятник античного времени в районе Новороссийска.

В полевой сезон 1995г. совместной экспедицией Новороссийского Государственного  Исторического  музея-заповедника  и Краевого Комитета по охране памятников проводились раскопки некрополя античного времени. Обнаруженный памятник расположен в 10 км к юго-западу от г.Новороссийска на северной окраине с.  Южная Озереевка, на участке, отведенным под жилую застройку. Площадь некрополя в течении ряда лет распахивалась и поэтому уцелели лишь погребения, находившиеся  ниже плантажно-пахотного  слоя.  Об уничтоженных  погребениях  свидетельствует  обильный подъемный материал, главная роль в сборе которого принадлежала применению металлоискателя. В результате такого поиска была найдена основная часть подъемного материала. Это оружие, конское  снаряжение, украшения, монеты. Среди них боспорские монеты III в. до н.э. и I-III вв.н.э., римский денарий Антония Пия, монета императора Галлиена, отчеканенная в Неокесарии в 262г.н.э. и византийская монета императора Феофила. Всего за полевой сезон обследовано 126 погребений. Плотность погребений не равномерна, они различаются по обряду и ориентировки. Погребения можно предварительно разделить на три основные группы.

Первая  группа  самая  многочисленная  -  67 погребений, сосредоточена в центральной,  северной и северо-восточной части исследованной площади. Это погребения в простых ямах овальной и прямоугольной форм с каменным закладом и без него, с ориентировкой в северном, северо-восточном и восточном секторе. В уцелевших от разграбления и разрушения погребениях прослеживается традиция класть под череп погребенного миску. В большинстве разрушенных погребений этот  обряд косвенно  подтверждается наличием  в северо-восточной части могилы или целой миски или отдельных фрагментов. В этой же группе зафиксирован обычай погребения вместе с человеком животных: лошадей, крупного рогатого скота, овец, собак. Прослежена также традиция помещать в ногах погребенного инвентарь (9 погребений): посуду, зеркала, ножи. Инвентарь этой группы однообразен: сероглиняная керамика (миски, канфары, сосуды без ручек), зеркала кованые из тонкого листа, бусы из стекла, гагата, сердолика. Оружие: наконечники копий встречались в 8 погребениях; мечи в 3 погребениях, из них 2 погребения с конем. В одном погребении вместе с мечем лежал боевой топор. В другом случае топор был найден в слое над погребением. Наконечники стрел встречались в 5 погребениях и только в двух их было несколько.

Монета, тетрахалк Асандра, была зафиксирована только в одном погребении. На общем фоне можно выделить золотой перстень, с геммой на сердолике, с изображением Гигиеи, кормящей из кубка змею, и 2 стеклянных сосуда: литую чашу желто-коричневого цвета и бальзамарий глухого голубого стекла. Всю эту группу погребений можно датировать I в. до н.э. - началом II в. н.э.

Вторая группа. К ней относятся погребения в каменных ящиках, всего 27. Все ограблены. Расположены главным образом в восточной части исследованной площади. Ориентировка погребений, которую удалось проследить благодаря костным останкам, такая же как и у первой группы. Также сходен и инвентарь. Поэтому ее  можно датировать I в до н.э. - II в. н.э.

Третья группа расположена в западной части исследованной площади. Всего здесь зафиксировано 32 погребения в простых ямах овальной и прямоугольной формы, также большей частью разрушенных и ограбленных. Ориентировка погребенных в западном, северо-западном и юго-западном секторе. К особенностям можно отнести  малое количество керамики (в 4-х случаях), наличие монет II - IV в. н.э. (в 3-х случаях), среди которых несомненно интересны статеры Иненфимея,  Фофорса  и  Рискупорида  VI.  В  12-ти  случаях прослеживается обычай погребения лошади вместе с хозяином. Из этих погребений  неразрушенными  оказались  лишь  два.  В  обоих зафиксированы мечи. Еще три меча были зафиксированы в одиночных погребениях.  Интересной находкой  из тайника в  ограбленном погребении является набор серебряных вещей: флакон сферической формы с колпачковой крышкой, лучковая фибула, на иглу фибулы были нанизаны 2 обоймочки прямоугольной и треугольной формы, рядом лежали 2 восьмиугольные обоймочки с вставками из красного стекла и две пряжечки со щитками. Эта группа погребений датируется II-IV вв.н.э.

 

 
Печать

АО–1998г. М. 2000. С.215-217.

А.В.Шишлов Н.В.Федоренко А.В.Колпакова

Работы Новороссийского музея - заповедника.

В полевой сезон 1998г. археологическим отрядом Новороссийского государственного исторического музея-заповедника в составе экспедиции Комитета по охране историко - культурных ценностей
Краснодарского края проводились раскопки грунтового могильника раннего железного века у с. Владимировка и средневекового поселения у с. Глебовка, попадающих в зону строительства
Каспийского трубопроводного консорциума.

Могильник "Владимировский" расположен в 5.5 км к северо-западу от Новороссийска у подножья Маркхотского хребта, на левом берегу р.Цемесс, в 750 м к западу - северо-западу от с.Владимировка. За
два месяца полевых работ было исследовано 89 погребений на площади 1200 кв.м. Их условно можно разделить на 5 групп по типам погребальных сооружений.
1 группа - 49 погребений в каменных "ящиках". Конструкции этих гробниц впущены в материк так, что верхний край плит оставался на уровне поверхности древнего горизонта. Стенки "ящиков" сложены из плит песчаника, сверху "ящики" перекрывались несколькими плитами, дно плитами не выстилалось.
2 группа - 11 погребений в неглубоких ямах прямоугольной в плане формы, перекрытых мощной каменной плитой. В четырех случаях в торцевых частях могильных ям зафиксированы стоящие вертикально
плиты. Эта традиция прослежена еще в двух погребениях, но у них отсутствовали плиты перекрытия, возможно утраченные.
3 группа - 5 погребений в неглубоких могильных ямах овальной в плане формы, заложенные камнем.
4 группа - 5 погребений в неглубоких ямах без каких-либо каменных деталей.
5 группа - 19 погребений относящиеся к групповым комплексам, которые являются, возможно, семейными участками некрополя. Погребения в них были совершены на уровне древнего горизонта,
каждое из погребений было обложено по контуру каменной кладкой, которая смыкалась с обкладкой следующего погребения, как бы образуя одно целое. Общая площадь зачищенных конструкций составляет 136 кв.м. В составе этих комплексов также зафиксированы погребения в каменных "ящиках," конструкции которых в отличии от раннеописанных не впускались в материк, а просто обкладывались камнями. В двух случаях дно каменного " ящика" устилала каменная плита.
Во всех группах погребений, где это удалось проследить, т.к. значительная их часть ограблена, погребенные лежали вытянуто на спине, головой чаще всего, на северо-восток, реже, на северо-запад, север, юго-запад. В погребениях зафиксировано от одного до двух погребенных. В одном случае над парным погребением было еще 4 черепа и разрознены кости скелетов. В парных погребениях 2-ой группы, перекрытых каменной плитой, погребены, обычно, мужчина и женщина. Судя по положению костей захоронения были произведены одновременно. В трех случаях прослежен обычай ритуального захоронения коня. Череп и кости ног лошади помещались на краю могилы.
Погребальный инвентарь включает в себя:
1. Предметы вооружения: Железные наконечники копий, топоры, кинжалы-акинаки с сердцевидным перекрестием и брусковидным навершием. Наконечники стрел: бронзовые втульчатые трехлопастные и двухлопастные с шипом; костяные пирамидальной формы с внутренней втулкой; железные втульчатые с пером листовидной формы. Уникальной находкой является бронзовый наконечник ножен кинжала,
изображающий голову хищной птицы со спирально закрученным клювом (рис.1 ).
2. Предметы конского снаряжения: Железные составные однокольчатые удила, железные трехпетельчатые стержневидные и роговые трехдырчатые псалии. Бронзовые зооморфные пронизи-распределители.

3. Украшения: бронзовые и железные браслеты, бронзовые спиралевидные подвески, перстни и гривна, стеклянные бусы и подвески из раковин каури.
4. Орудия труда: глиняные и каменные пряслица, бронзовые иглы железные ножи.
5. Керамика представлена местной лепной посудой, состоящей из сосудов реповидной и баночной формы, среди которой можно выделить ковши с ручками, оформленными в виде "ласточкиного хвоста" и фрагментами античных амфор начала V в. до н.э. (Клазомены и Хиоса), чернолаковым киликом. Причем импортная керамика встречена только в погребениях 5-ой группы.
Исследованная часть могильника, согласно инвентаря, датируется концом VII - началом V вв. до н.э.
Поселение "Глебовское " расположено в 8 км. к западу от г.Новороссийска у подножия г. Глебовка на окраине одноименного села. Площадь поселения около 9 га. Втечение ряда лет она использовалась под посадки винограда, что предусматривает глубокую обработку почвы. Вследствие этого культурный слой поселения остался не потревоженным лишь там, где оказался ниже пахотного слоя.
Работы на памятнике велись с октября по декабрь.В итоге исследованно 1000 м.кв. площади поселения на которой зафиксировано 166 археологических объектов, включающих в себя хозяйственные ямы и очаги.
Хозяйственные ямы цилиндрической и колоколовидной формы, их размеры колеблются в пределах: диаметр - 1.20 - 2.5 м., глубина от 1 до 2.5 м. от уровня современной поверхности. Заполнение ям, в
одних случаях, состояло из золистого суглинка, в котором встречались фрагменты керамики, кости животных, металлический шлак, отдельные бытовые предметы. В других случаях заполнение
состояло из плотного суглинка с щебнем и камнями и редкими находками керамики. В этих ямах встречены захоронения собак - от одной до нескольких. Другая категория археологических объектов -
очаги, в плане восьмеркообразной формы, в топочной части в заполнении зафиксированы камни, угли, зола, пережженные керамика и кости.
Керамический материал, полученный при раскопках, включает в себя фрагменты красноглиняных амфор трапезундского типа с дуговидными ручками; фрагменты красноглиняных пифосов, украшенных медальонами по налепному валику; фрагменты толстостенных красноглиняных сосудов, покрытых с внешней стороны рифлением; фрагменты гончарных плоскодонных сосудов с линейным и сетчатым лощением, редкие фрагменты поливной керамики. Из целых форм отметим гончарный круглодонный сосуд из коричневой глины с туловом шаровидной формы, резко подчеркнутым в нижней части, венчиком отогнутым наружу и двумя профилированными ручками, а так же лепные горшки баночной формы, венчик которых прямой или слегка отогнугнут наружу, с нанесенным по нему орнаментом в виде насечек. Из других находок можно выделить бронзовые пуговицы, бубенчик, детали шкатулки, стеклянные бусы и глиняные пряслица, как лепние, так и сделанные из стенок сосудов.
Согласно полученному инвентарю, поселение датируется концом VII - началом V вв. до н.э.

 
Печать

АО-1971г. М., 1972.

Онайко Н.А.

О РАБОТЕ НОВОРОССИЙСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

Новороссийская экспедиция Института археологии АН СССР при участии Новороссийского историко-краеведческого и Геленджикского краеведческого музеев продолжала поиски и раскопки античных памятников в районе Новороссийска и Кабардинки, а также начала исследование территории Геленджика и его окрестностей.

Основным объектом работ было исследование поселения, расположенного на левом берегу притока р. Цемес, у с. Владимировка (в 14 км северо-западнее Новороссийска). Раскопки показали, что культурные напластования этого поселения (толщиной до 1 м) относятся главным образом к рубежу нашей эры. Обнаруженная в них керамика римского и средневекового времени представлена незначительным количеством. Находки античного времени концентрировались на самой высокой точке поселения – холмообразной насыпи, в которой оказалось погребенным большое каменное сооружение, выявленное частично. Полностью вскрыта юго-восточная стена этого сооружения; ее длина – 10,8 м, ширина – 1,65 м, высота – до 1,4 м. Прощупывание юго-западной стены показало, что сооружение было, по-видимому, прямоугольным в плане. Большая толщина стен и характер кладки (очень крупные блоки из местного песчаника) могут свидетельствовать о принадлежности этого сооружения к оборонительным укреплениям: оно прикрывало вход в античную Бату со стороны долины р. Маскаг, где жили многочисленные варварские племена. Новое оборонительное сооружение на юго-восточных границах Боспора, безусловно синхронное некоторым Таманским и Раевскому укреплениям, замыкает хорошо известный в древности путь от Горгцппии (Анапа) до Баты (Новороссийск) по долине р. Маскаг. По нему, по-видимому, проходила и пограничная линия владений Боспора на этом участке северокавказского побережья Черного моря. Разведками в районе Новороссийска зафиксирован и доследован ряд античных и средневековых памятников (пос. Глебовна, хут. Победа, Ю. Озерейка, Шесхарис, долина р. Адегой). Разведки проводились А.В. Дмитриевым. Небольшие раскопки античных поселений проведены в окрестностях Кабардинки.

На территории Геленджика и в его окрестностях обследовались Голубая и Геленджикская бухты и прилегающая к ним территория. Наиболее интересно западное побережье Геленджикской бухты на восточной стороне Тонкого мыса. Здесь впервые в Геленджикской бухте открыто греческое поселение VI – V вв. до н.э. Оно датируется керамикой, представленной различными типами амфор, а также чернолаковой, в том числе и чернофигурной, посудой этого времени. Кроме того, здесь зафиксированы довольно хорошо сохранившиеся остатки каменных построек. Поселение расположено в устье небольшой речки на возвышенном плато, выступающем небольшим мысом к морю. Вполне возможно, что здесь находился ранний Торик, переместившийся позднее в северо-западный угол бухты. Это чисто греческое поселение городского типа надежно, вписывается в хорошо известный в настоящее время ряд поселений и городищ, характеризующих ранние этапы «греческой колонизации» Северо-Восточного Причерноморья.

 
Печать

АО-1969г. М., 1970.

Онайко Н.А.

АНТИЧНЫЕ ПАМЯТНИКИ В РАЙОНЕ НОВОРОССИЙСКА

Новороссийский отряд Института археологии АП СССР проводил работы на двух поселениях античного времени. Одно из них расположено в окрестностях Новороссийска, на Малой земле (Мысхако), другие — в Широкой балке, в 14 км к северо-западу от Новороссийска. На Малой земле производились небольшие раскопки и магнитная разведка с целью уточнения границ и стратиграфии культурных слоев поселения. Результаты магнитной разведки (Г.В. Грошевой) подтвердили ранее намеченные нами границы поселения. Расположенное на двух небольших холмах по берегу моря, поселение занимает площадь 600 ´ 200 м. Характер найденного вещевого материала в основном тот же, что и известного нам материала первого года раскопок поселения (1966 г.). Вместе с тем, в 1966 г. здесь обнаружены новые формы лепной керамики, очень важные для характеристики малоизученных местных племен. Наиболее интенсивной жизнь на поселении была в I—III вв. н. э.

На поселении в Широкой балке был расширен раскоп 1967 г. Вскрыто около 100 м2. Раскопки показали, что здесь было три строительных периода. Каждый из них свидетельствует, что, несмотря на большие пожары, здесь воздвигались крупные каменные здания с прекрасными каменными полами из хорошо обработанных плит. Улицы имели каменные вымостки, водосток. Основные категории находок: амфоры (особенно светлоглинянные с двуствольными ручками), простая круговая керамика (главным образом, сероглиняные миски, а также кувшины и сосуды для питья в виде простейших форм канфаров), лепная керамика, орудия труда сельскохозяйственные, ткацкие пряслица и др.). Встречалось довольно много строительных гвоздей, изогнутых под прямым углом. Но самой замечательной находкой среди металлических изделий является небольшой бронзовый кувшин. Он обнаружен внутри того же помещения и на той же глубине, что и бронзовая подвесная гиря в виде женского изображения из раскопок 1967 г.

В 1969 г. в Широкой балке открыто две могилы: одна римского времени, другая более ранняя. В первой найдена простая и краснолаковая керамика, железный наконечник копья, два бронзовых перстня с одинаковым резным изображением, остатки двух ножей (один с костяной ручкой); во второй — железный наконечник копья и лепная керамика — миски и одноручные сосуды типа чарок. Погребальный инвентарь второй могилы, а также инвентарь открытой здесь могилы в 1967 г. является пока единственным и очень ценным источником для изучения местных племен более раннего, чем строительные остатки, периода жизни поселения в Широкой балке.

 
Печать

АО-1973г. М., 1974.

Онайко Н.А.

О РАБОТЕ НОВОРОССИЙСКО-ГЕЛЕНДЖИКСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

Основным объектом работ экспедиции в 1973 г. было античное поселение VI—V вв. до н.э. в Геленджикской бухте, отождествляемое с известным по письменным источникам греческим городом Ториком.

Результаты третьего года работ на этом поселении позволяют предполо­жить, что почти вся сохранившаяся от разрушения территория его занята остатками одного большого архитектурного комплекса, имевшего в своей планировке внутренний дворик. Вскрыты юго-восточная (сохранились неполностью) и юго-западная стороны этого огромного дома, состоявшего из большого количества помещений, соединенных между собой и с внутренним двориком проходами.

Сохранность помещений в юго-западной части несколько хуже, чем помещений, расположенных по юго-восточной стороне дома. Особенно большие разрушения, вызванные земляными работами в период Великой Отечественной войны, отмечены у западного угла дома.

В юго-западной стороне дома открыт вход; представляющий собой срав­нительно узкий коридор из каменных стен. В некоторых помещениях об­наружены каменные столики, остатки каменных полов, глинобитных печей.

В одном из самых маленьких помещений, расположенных у внутреннего дворика, найдено большое количество металлического шлака.

Находки представлены большим числом обломков амфор (хиосских, амфор со стаканообразными ножками, протофасосских и других амфор ранни к типов), простой и лепной посуды; а также чернолаковых и расписных ваз. Найдено несколько экземпляров рыболовных грузил, в основном круглой формы. По-прежнему встречаются бронзовые наконечники стрел; наряду со следами пожарищ они свидетельствуют о внезапной гибели поселения, связанной, по-видимому, с варварским нападением.

Через какой-то промежуток времени, но в пределах VIV вв. до н.э., отдельные помещения описанного комплекса восстанавливались и перест­раивались. Это выразилось в увеличении ширины стен (особенно внешних), в возведении новых широких стен внутри некоторых помещений, что, естественно, искажало первоначальную планировку дома, занимавшего, как предполагается, площадь около 3000 м2.

Следует отметить, что культурный слой исследуемого поселения актив­но разрушается морскими приливами. Поэтому неотложной задачей нашей экспедиции является спасение этого единственного пока в Геленджикской бухте античного памятника, очень важного для изучения раннего периода заселения треками Северного и Северо-Восточного Причерноморья.

 

Страница 7 из 14

<< В начало < Назад 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Вперёд > В конец >>
Вы находитесь:   Главная страницаАрхеологияПубликации