Просмотров: 3228

Аргонавт. Черноморский исторический журнал. 2006. №2. С.63-73.

Шишлов А.В., Федоренко Н.В.

ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД ПЛЕМЕН СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ КАВКАЗА В КОНЦЕ VIIV ВВ. ДО Н.Э. (ПО МАТЕРИАЛАМ ВЛАДИМИРОВСКОГО МОГИЛЬНИКА).

(Работа выполнена при поддержке РГНФ, проект 05-01-38112а/ю)

 Статья посвящена погребальному обряду памятника археологии раннего железного века Владимировского грунтового могильника, расположенного близ г.Новороссийска. В работе рассмотрены следующие составные части погребального обряда: погребальные сооружения, поза и ориентировка погребенных, ритуальные конские захоронения, поминально-ритуальные комплексы, размещение погребального инвентаря. Полученные данные позволяю проследить развитие погребального обряда аборигенного населения приморской части Северо-западного Кавказа в конце - VII начале V вв. до н.э.

С конца VIV вв. до н.э. погребальный обряд приобретает единообразные черты. Преобладает ориентировка погребенных в северо-восточном секторе, устройство погребальных сооружений совершается у уровня дневной поверхности, с каменной обкладкой по контуру  погребения.

 

This article is devoted to funeral ceremony of the archaeological  monument belonging to early iron age – “Vladimirovskiy” burial ground, which is situated near Novorossiysk. In this article the following points of  funeral ceremony were considered: funeral constractions, pose, orientation of the deads ritual horse-burial, funeral-ritual complexes, placing of burial stock. The materials studied make it possible to follow the development of funeral ceremony of aborigines living on the coastal part of the North-Western Caucasus at the end of VII – at the beginning of V ages B.C.

 

Погребальный обряд является одним из основных признаков при определении этнографических корней (принадлежности) населения оставившего тот или иной погребальный памятник. Изучение погребального обряда позволяет полнее представить происходившие в нем со временем изменения.

Настоящая статья посвящена Владимирскому грунтовому могильнику, который исследовался в 1997-1998 и в 2000гг. экспедицией Новороссийского исторического музея-заповедника. Памятник расположен в окрестностях Новороссийска, к СЗ от с. Владимировка, на левом берегу р. Цемесс. В полученных в результате раскопок материалах представлены основные особенности погребального обряда племен черноморского побережья Северо-западного Кавказа в 7-5вв. до н.э.

Погребальные сооружения.

193 исследованных погребения разбиты нами на пять групп по типам погребальных сооружений. Общим для всех типов погребальных сооружений является их устройство у уровня древней дневной поверхности.

Кроме общего описания, каждая группа представлена (иллюстрируется) 1-2 наиболее характерными для нее погребениями.

1 группа (75 погребений).

Погребения в каменных ящиках, стенки которых впущены в материк так, что верхний край стенок и плита перекрытия оставались у уровня древнего горизонта. Стенки ящиков сложены из плит песчаника, в двух случаях из ракушечника, камня, месторождения которого нет в окрестностях Новороссийска. В двух случаях дно ящика выстилалось двумя плитами. Перекрытия ящиков там, где они уцелели, состояли из одной или нескольких плит. В одном случае конструкция каменного ящика состояла только из боковых плит и плиты перекрытия.

Погребение 166 (рис. 1, 2).

Погребение в каменном ящике было обнаружено на глубине до 25см от уровня современной поверхности, по плитам выступающим из земли. Погребение разрушено и ограблено еще в древности. Каменный ящик прямоугольной в плане формы, ориентированный по линии ЮЗ-СВ впущен в материк. Его размер по дну 189 х 84 см. Торцевая ЮЗ стенка, наклоненная к СВ, состояла из одной плиты размером 73 х 84 см. и толщиной 4 см. СВ торцевая стенка также состояла из одной плиты размером 73 х 51см. и толщиной 3 см. ЮВ боковая стенка полуразрушена и состояла из двух крупных фрагментов плит размером 149х62см.,67х45см. и толщиной 2- 4см. СЗ боковая стенка ранее состояла из двух плит размером 109х54см и 142х 41см и толщиной 3-4см., заходящих концами друг за друга в средней части ящика. Из конструктивных особенностей следует отметить, что боковые стенки концами выходили за торцевые стенки ящика.

Заполнение ящика состояло из коричневого слоя суглинка с щебнем и обломками плит. Толщина слоя 15-20см., ниже которого шел слой светло-коричневого суглинка с щебнем. В заполнении встречались кости человека и фрагменты керамики. На дне ящика обнаружено потревоженное погребение двух человек. Погребенные лежали головой на северо-восток. Сохранность костей плохая, тазовые кости и кости ног не сохранились.

Костяк 1 (женщина 30-40 лет) лежал прямо на спине, вдоль СЗ стенки ящика, череп прямо на основании, кости рук прямо. У черепа с СЗ стороны зафиксирован железный наконечник копья с ланцетовидным пером, лежавший острием на СВ (рис.1/5; 2/13), к Ю от втулки наконечника копья была обнаружена костяная застежка колчана (горита) (рис.1/7; 2/2)

Костяк 2 (мужчина 25 -35 лет) лежал вытянуто на спине, череп прямо на основании, черепная коробка раздробленна. В 10 см к ЮВ от черепа острием на СВ лежали три железных наконечника копий с лавролистной формой пера (рис.1/6; 2/11,12,14). Слева от погребенного, вдоль ЮВ стенки ящика были обнаружены костяные детали колчана (горита) (грибовидные «столбики» и «гвоздики») (рис.1/1,2; 2/3-7). В центральной части ящика между костями левой руки Костяка-1 и костями правой руки Костяка-2 лежал костяной футляр-наконечник колчана (горита) (рис.1/3; 2/1), рядом с ним обнаружены железные наконечник стрелы и втулка от наконечника стрелы (рис.1/4; 2/9,10) при разборке погребения под футляром-наконечником колчана (горита) найден бронзовый трехлопастной наконечник стрелы (рис. 2/8).

2 группа (13 погребений).

Погребения в неглубоких ямах подпрямоугольной в плане формы, перекрытых мощной плитой так, что плита, лежавшая на уровне древней поверхности, в тоже время лежала практически на костях погребенных, тогда под плиту по периметру подкладывали камни. В трех погребениях в торцевых частях могильных ям зафиксированы стоящие вертикально плиты. К этой группе мы относим два погребения, в которых зафиксированы плиты в торцах могильных ям, но отсутствовали плиты перекрытия предположительно утраченные.

Погребение 55 (рис. 3, 4).

Погребение обнаружено на глубине 37 см от уровня современной поверхности по плите перекрытия. Плита перекрытия овальной в плане формы вытянута по линии З-ЮЗ – В-СВ. Плита расколота пополам в центральной части. Ее размеры 260х130 см. Толщина плиты 12-15см.

После снятия плиты перекрытия зафиксировано погребение двух человек. Могильная яма не читалась, поэтому была зачищена по контуру перекрытия до уровня погребенных, на глубину до 10 см.

Заполнение состояло из светло-коричневого суглинка с щебнем, неотличимого от материка, лишь в верхнем слое были затеки темно-коричневого суглинка.

Погребенные лежали вытянуто на спине, головами на В-СВ.

Костяк 1. Погребенный (мужчина) лежал вдоль СЗ стенки могильной ямы. Череп завалился на левое плечо. Кости правой руки прямо, чуть отведены в сторону. Кости левой руки прямо, кисть под тазом. Кости ног прямо.

Костяк 2. Погребенный (женщина) лежал вдоль ЮВ стенки могильной ямы. Череп чуть завалился к левому плечу. Кости правой руки под тазом первого погребенного. Кости левой руки чуть согнуты в локте, кости ног прямо.

В 3 см от левого плеча Костяка-1, острием на В-СВ лежали 2 железных наконечника копья (рис. 3/1,2; 4/1,2). Между костями правой руки и грудной клетки, начиная от головки плечевой кости последовательно лежали: костяной футляр – наконечник колчана (горита) (рис. 3/6; 4/6), 3 свинцовые заклепки колчана (горита), лежавшие в линию в 8-9 см друг от друга (рис. 3/8; 4/8), затем костяная застежка колчана (горита) (рис. 3/7; 4/7). Между футляром-наконечником и застежкой лежал железный наконечник дротика (рис. 3/5; 4/5), острием на З-ЮЗ. В 12 см от застежки, между кистью и бедром найдено 3 железных наконечника стрел с пером остролистной и ромбовидной формы (рис. 3/9-11; 4/10-12). В 3 см от них, острием на З-ЮЗ лежал железный кинжал (рис. 3/3; 4/3), прежде вставленный в ножны, от которых уцелел бронзовый зооморфный наконечник в виде головы хищной птицы (рис. 3/4; 4/4). Между бедренными костями ног найдено железное кольцо (рис. 3/12; 4/14). За черепом Костяка-2 стоял лепной сосуд (рис. 3/16). Между сосудом и черепом лежала кость животного (рис.3/19). Еще один сосуд (рис. 3/17) находился в 15 см от стопы левой ноги в южном углу. Рядом с ним, в 5 см к В лежал кусочек охры (рис. 3/18). К Ю от черепа, в 2-3 см найдено 2 конусовидных, лепных пряслица (рис. 3/13,14; 4/15,16). В 8 см к ЮВ от нижней части бедренной кости – бронзовая бляшка (рис. 3/15; 4/17). В 10 см от нее к ЮЗ – кость мелкого животного (рис. 3/20). Еще 2 таких кости было найдено за черепом костяка-1, рядом с наконечниками копий (рис. 3/21).

При разборке погребения под наконечниками копий был найден костяной астрагал (рис. 4/21). Под костями левой руки (запястье) Костяка-1 был найден бронзовый трехлопастной наконечник стрелы (рис. 4/9), а слева, под костями таза – железный нож (рис. 4/13). Под черепом Костяка-2 – усеченно-биконические бусы из желтого стекла (35 шт.) и округлые поперечно-сжатые из темно-коричневого глухого стекла (3 шт.) и подвеска из раковины каури (рис. 4/18-20).

Погребение 185 (рис. 5, 6).

Погребение обнаружено на глубине 20-36 см от уровня современной поверхности по плите перекрытия. Плита размером 155х116 см, толщиной 12-20 см лежала с небольшим наклоном к В-СВ. У восточного угла плиты зафиксировано ритуальное, безинвентарное погребение лошади, состоящее из черепа и костей конечностей (фаланг пальцев). После снятия плиты перекрытия зафиксирована могильная яма подпрямоугольной в плане формы, ориентированная по линии ЮЗ-СВ. О длине могильной ямы говорить затруднительно, так как в СВ части росло дерево. Могильная яма прослежена в длину на 191 см, в ширину на 110 см, в глубину до 25 см. Могильная яма ограничена в ЮЗ части торцевой плитой размером 83х65 см. Наличие ЮЗ торцевой плиты и обнаруженный среди корней фрагмент плиты, уходящий под дерево, позволяют предположить, что существовала и СВ торцевая плита, разрушенная корнями дерева, растущего в этой части погребения. Заполнение состояло из верхнего слоя (под плитой перекрытия) коричневого суглинка толщиной до 10 см, ниже которого шел слой светло–коричневого суглинка с щебнем.

На дне ямы зафиксировано погребение мужчины в возрасте 35-45 лет. Сохранность костей удовлетворительная. Погребенный лежал, вытянуто на спине головой на СВ. Череп смещен и лежал на левой скуловой кости, нижняя челюсть перевернута и смещена со своего места к ЮЗ. Кости рук и ног вытянуты прямо. Кисть и часть локтевой кости левой руки уходят под кости таза.

У черепа с Ю стороны лежал фрагмент лепной керамики (Рис.3/16). В 20 см к ЮВ от черепа зафиксирован железный наконечник копья с лавролистным пером, лежащий острием на СВ (рис. 5/1; 6/1), в 24 см к Ю от основания наконечника копья обнаружены бронзовые трехлопастные наконечники стрел (рис. 5/17; 6/26,27). В 4 см к З от основания шеи найдено железное кольцо (рис. 5/2; 6/7). В нижней части грудной клетки, среди костей ребер обнаружены костяные пирамидальные, четырехгранные наконечники стрел (рис. 5/3; 6/11-13). В 10-28 см к В от тазовых костей зафиксировано скопление таких же наконечников стрел (рис. 5/4; 6/8-10, 14-23). В верхней части плечевой кости, с ее внутренней стороны, лежал бронзовый наконечник стрелы (рис. 5/15; 6/24). В 10 см к ЮВ от бедренной кости левой ноги зафиксированы двусоставные кольчатые железные удила с стержневидными, трехпетельчатыми железными псалиями (рис. 5/5-7; 6/3-5), с Ю стороны от них лежал железный нож (рис. 5/8; 6/2). Поверх малой берцовой кости, в ее нижней части, обнаружен грибовидный «столбик» (деталь колчана (горита)) (рис. 5/13; 6/34), еще один «столбик» найден в 1 см от псалия (рис. 5/14; 6/35). В Ю углу погребения обнаружена бусина из зеленоватого стекла (рис. 5/12; 6/40). Кости животных лежали в 1 см к ЮВ от бедренной кости левой ноги, в 10 см к Ю т окончания берцовой кости этой же ноги и у ЮЗ торцевой стенки (рис. 5/9-11).

При разборке погребения под костями таза найдены двухлопастной бронзовый наконечник стрелы с длинным шипом на втулке (рис. 6/25), в области стопы правой ноги – удлиненная костяная застежка (рис. 6/28), в области левого плеча обнаружены костяные детали колчана (горита): 5 «гвоздиков» и 4 «столбика» (рис. 6/29-33, 36-39), в ЮЗ части погребения найден железный наконечник стрелы с листовидным пером (рис. 6/6).

3 группа (13 погребений).

Погребения в неглубоких ямах, овальной в плане формы, заложенные камнями.

Погребение 141 (рис. 7, 8).

Погребение обнаружено под каменной наброской, на глубине 35-50 см от уровня современной поверхности. Каменная наброска размером 281х136 см вытянута по линии Ю-ЮВ–С-СЗ. После зачистки выявлен контур прямоугольной в плане ямы с закругленными краями размером 263х151 см. Яма прослежена на глубину до 29 см от уровня материка. Стенки ямы покатые. Заполнение ямы состояло из верхнего слоя коричневого суглинка с камнями, ниже которого шел плотный светло-коричневый суглинок с щебнем трудно отличимый от материка, в котором найдены фрагменты лепной керамики (рис. 7/1; 8/14) и бронзовый предмет (рис. 8/6). На дне ямы обнаружено погребения двух человек. Погребенные лежали головой на С-СЗ.

Костяк 1 (женщина 25-30 лет). Погребенная лежала прямо на спине, череп прямо на основании, чуть повернут на левую скуловую кость. Конечности вытянуты прямо. С правой стороны черепа острием на С-СЗ находился железный наконечник копья с пером лавролистной формы (рис. 7/3; 8/12). Между ребрами и плечевой костью правой руки найден фрагмент лепного сосуда (рис. 7/1; 8/13). В районе запястий обеих рук зафиксированы бронзовые круглопроволочные браслеты с разомкнутыми концами (рис. 7/5,6; 8/1,2). В области правой половины грудной клетки и возле браслета на левой руке обнаружены подвеска из раковины каури (рис. 7/2; 8/7), там же найден бисер из фаянса серо-голубого цвета (рис. 8/4). При разборке костяка под черепом найдена бусина из желтого стекла (рис. 8/3) и 2 подвески из раковин каури. Еще одна раковина каури найдена под костями таза. В районе пясти левой руки (но не на пальцах) лежало бронзовое кольцо (рис. 8/11). В области пальцев стопы правой ноги найдена бронзовая грушевидная подвеска (пуговица) (рис. 8/5).

Костяк 2 (мужчина около 50 лет). Погребенный лежал прямо на спине, череп на основании прямо. Конечности вытянуты прямо. Костяк-2 частично перекрывает Костяк-1 так, что правая половина Костяка-2 лежит над левой половиной Костяка-1, имея небольшое смещение влево в области черепа. Такое положение костяков позволяет предположить, что Костяк-2 был дозахоронен позже. Между левой костью левой руки и костями позвоночника лезвием на север лежал железный кинжал с брусковидным навершием и бабочковидным перекрестием (рис. 7/4; 8/10), его рукоять находилась на левой половине таза. При разборке костяка под черепом были найдены два лепных пряслица усеченно-биконической формы (рис. 8/8,9) и кость ягненка (рис. 7/7).

4 группа (10 погребений).

Погребения в неглубоких ямах без каменных конструкций. Возможно, часть этих погребений имели каменные перекрытия, но в какой-то период существования могильника их утратили, на что косвенно указывает состояние черепов и скелетов погребенных, которые были раздавлены.

Погребение 11 (рис. 9, 10).

Пятно могильной ямы обнаружено на глубине 30 см от уровня современной поверхности. Могильная яма подпрямоугольной в плане формы, размером 283х90 см. ориентирована по линии З-ЮЗ–В-СВ. Яма прослежена на глубину 23 см от уровня материка. Погребенный лежал головой на В-СВ, прямо на спине, череп повернут влево так, что левая скула покоилась на левом плече, кости рук прямо, кости ног прямо.

В 6-15 см к Ю-ЮВ от берцовых костей левой ноги были обнаружены 10 костяных пирамидальных наконечников стрел (рис. 9/3; 10/1-10), наконечники лежали компактно остриями к З, в одном направлении, из чего можно предположить, что прежде они находились в колчане. Кроме этого, еще 7 наконечников стрел (три железных с листовидным пером (рис. 9/2; 10/13-15), три бронзовых: трехлопастные и трехгранный (рис. 9/1; 10/16-18) и один костяной (рис. 10/11) были обнаружены в области таза и костей правой ноги погребенного. Втулка бронзового наконечника стрелы зафиксирована в 17 см к З-ЮЗ от берцовых костей левой ноги (рис. 9/1; 10/19). В 11 см к З-ЮЗ от набора костяных наконечников стрел находился развал лепного сосуда (рис. 9/5), а к С от него костяной конусовидный предмет (рис. 9/4; 10/12).

5 группа (79 погребений).

Погребения, совершенные, как в неглубоких ямах, так и на уровне древнего горизонта. Особенностью этой группы является то, что каждое погребение было обложено по контуру овальной в плане каменной обкладкой в 1–3 слоя, вероятно в древности, обкладка была выше, образуя некое подобие башенок. Предположительно обкладка погребения перекрывалась каменной плитой, что зафиксировано в одном случае, так как все остальные погребения дошли до нас разрушенными. В этой группе присутствуют погребения в каменных ящиках, конструкции которых, в отличие от погребений первой группы, не впускались в материк или впускались на небольшую глубину, и обкладывались с внешней стороны камнями в несколько слоев. На отдельных участках могильника обкладки погребений смыкались, объединяя в единое целое несколько погребений. Подобное объединение погребений можно объяснить родовыми участками некрополя.

Погребение 97 (рис. 11-13).

Погребение в каменном ящике с каменной обкладкой по контуру ящика обнаружено на глубине 21 см от уровня современной поверхности. Каменный ящик размером 195х76см ориентирован по линии ЮЗ-СВ. Обкладка состояла из плоских камней крупных размеров, промежутки между которыми заполнены более мелкими камнями и щебнем, смешанными с коричневым суглинком.

Стенки ящика впущены в материк. Торцевая ЮЗ стенка состояла из одной плиты неправильной формы размером 78х95 см, толщиной 2-3 см. Торцевая СВ стенка состоит из нескольких небольших плоских камней толщиной от 1 до 2,5 см, завалившихся вовнутрь погребения. Общий размер стенки составляет 64х15 см. Боковые стенки заходят краями за торцевые стенки ящика. Боковая ЮВ стенка ранее состояла из двух крупных плит размерами 78х29 см, 125х30 см, толщиной 1-4 см, стоящих встык друг к другу, расколовшихся позднее на 2 части каждая и обколовшихся по краям. К этой стенке относится плитка неправильной формы размером 27х19,5 см, толщиной до 5 см, заходящая за ЮЗ торцевую стенку. СЗ боковая стенка состояла из двух крупных плит и двух небольших камней. Одна плита размером 87х39 см, толщиной до 3 см, наклонена вовнутрь погребения, вторая размером 103х31 см стояла вертикально. Обе плиты обколоты по краям. Дно погребения было ранее выложено двумя плитами, размер одной – 171х37 см, толщиной до 4 см, вторая плита, размером 173х39 см, толщиной до 3 см, позднее раскололась на две неравные части.

Погребение ограблено в древности. Заполнение – чернозем, перемешанный с камнями, щебнем, обломками плит. В заполнении встречались обломки костей и зубы человека (возраст около 50 лет). В заполнении в центральной части погребения найдена подвеска-лунница из серого металла (рис. 12/20). В СВ части обнаружена гешировая бочковидная бусина (рис. 12/21). Между СВ торцевой и ЮВ боковой стенками найдено лепное пряслице усеченно-конической формы (рис. 12/22). У СЗ стенки найдены два бронзовых трехлопастных наконечника стрел (рис. 12/5,6), фрагменты железных наконечников стрел (рис. 12/7-14), там же найден стержень железный (рис. 11/2; 12/18). В заполнении также найден фрагмент железного предмета (рис. 12/17). На дне погребения костей не обнаружено. У СЗ боковой стенки, в 26 см от ЮЗ торцевой стенки, зафиксированы железные двукольчатые удила с железными псалиями S-образной формы с загнутыми концами в виде лопастей, уплощенных в сечении (рис. 11/1; 12/4,15,16). Рядом с удилами были найдены 3 железных втока (рис. 11/4; 12/1-3). За СВ торцевой стенкой, с внешней стороны ящика, найден железное шило (рис. 11/3; 12/19). Среди камней ЮЗ части обкладки зафиксированы фрагменты дна красноглиняного сосуда (рис. 12/23).

У погребения 97, под камнями, за ЮВ стенкой ящика обнаружены фрагменты чернолакового сосуда (рис. 11/8; 12/24) и подвеска из раковины каури (рис. 11/9; 12/25).

Вдоль ЮВ стенки ящика погребения 97, с внешней стороны, зафиксировано ритуальное погребение двух лошадей. Одна из них (Лошадь 1) представлена полным скелетом, расположенным по диагонали ящика, головой на СВ. Судя по состоянию зубной системы и эпифизов трубчатых костей, скелет принадлежал молодой особи. Туша была положена на живот, при этом голени ориентированы вперед вдоль оси тела. Передние конечности компактно поджаты (сложены в суставах) и расположены непосредственно под черепом. Череп наклонен на свою левую сторону. На правой, межчелюстной кости зафиксированы три бронзовые бляшки в виде стилизованного сердца с трилистником (рис. 11/5; 13/2,3). Под черепом, на костях левой конечности, зафиксированы двукольчатые железные удила с бронзовыми S-образными двудырчатыми псалиями с загнутыми концами, расширяющимися раструбами с круглыми основаниями (рис. 11/10; 13/7,8) и бронзовая бляшка (рис.11/12; 13/2).

Вторая лошадь (Лошадь 2) представлена тремя анатомическими фрагментами. Первый – череп с шейными позвонками, лежащий так же на левой скуле рядом с черепом Лошади 1. Второй фрагмент – дистальная часть плечевой кости, расположенная между остатками шейных позвонков Лошади 2 и копытной фалангой задней конечности Лошади 1. Третий фрагмент – целая голень Лошади 2, которая лежит у СВ стенки ящика погребения приблизительно на уровне грудной клетки Лошади 1. Между голенью Лошади 2 и левой передней ногой зафиксированы бронзовые бляшки, аналогичные раннее найденным (рис.11/11,13,14; 13/2,3) и бронзовые ворворки усеченно-конической формы (рис.11/15,16; 13/5,6).

Среди костей, у стенки ящика, в СЗ и ЮЗ частях погребения лошадей обнаружены фрагменты красноглиняной миски на кольцевом поддоне (рис. 11/6; 13/1).

Поза и ориентировка погребенных.

Все погребения Владимировского могильника совершены по обряду трупоположения. В большинстве погребений зафиксировано от одного до двух погребенных, в нескольких случаях до трех, в одном случая над парным погребением, в средней части гробницы лежало четыре черепа.

Погребенные лежали вытянуто на спине и ориентированны головой в подавляющем большинстве в СВ секторе. И только в погребениях совершенных в каменных ящиках впущенных в материк и отнесенных нами к 1 первой группе погребальных сооружений отмечено некоторое разнообразие. В этой группе зафиксированы погребения с ориентировкой в С и СЗ секторах, дважды в ЮЮВ секторе, в одном случае в ЮЮЗ секторе. В тех погребениях, где зафиксированы двое погребенных, в большинстве случаев это мужчина и женщина, женский скелет располагался слева от мужского. Дважды, исходя из положения костяков, можно предположить, что погребения были совершены единовременно. В погребениях, где зафиксировано трое погребенных, с двумя взрослыми обычно был похоронен ребенок.

Ритуальные конские захоронения.

В первой, второй и пятой группах погребальных сооружений зафиксированы ритуальные конские захоронения.

В первой и второй группах конские захоронения представлены «чучелом» - черепом и костями ног, которые помещались слева от погребенного, в одном случае в ногах, но всегда за пределами погребального сооружения. Во всех случаях на лошадях конская узда отсутствовала, она находилась непосредственно с погребенным.

В пятой группе конские захоронения представлены, как целыми, так и расчлененными костяками лошадей, помещенных в отдельную каменную обкладку или в каменный ящик слева (к ЮВ) от погребенного, в одном случае «чучелом», помещенным в ногах погребенного в торцевой (ЮЗ) части погребения. В двух погребениях на конских костяках зафиксировано конское снаряжение.

Поминально-ритуальные комплексы.

С поминальными традициями связаны находки скопления фрагментов керамики (сосудов) непосредственно рядом с погребальными сооружениями.

В нескольких случаях зафиксированы одиночно стоящие сосуды, вне погребальных сооружений. Предположительно их можно рассматривать, как некую разновидность кенотафов, в одном из сосудов была обнаружена серьга из серого металла.

Интересным ритуальным предметом найденным на могильнике является «эсхар» - каменная плита-жертвенник подпрямоугольной формы размером 78х41х5,2см, с круглым отверстием в центре диаметром 7см.

 

Размещение погребального инвентаря

Предметы вооружения.

Наконечники копий располагались справа от головы погребенного в 11 случаях, в 4 случаях слева. В одном из парных погребений 3 наконечника находились справа, а один слева от погребенных.

Кинжалы–акинаки располагались в области пояса погребенного, там где их носили при жизни, 5 раз справа и 4 раза слева, причем, в двух случаях кинжал лежал острием в сторону головы погребенного. В одном погребении кинжал лежал за головой погребенного.

Боевые топоры зафиксированы 2 раза справа у бедра погребенного, в одном случае справа у черепа, и один раз топор был вбит в дно могильной ямы слева от погребенного.

Наконечники стрел и костяные детали колчанов (палочки-застежки, грибовидные «столбики» и «гвоздики») располагались слева у бедра, или в ногах погребенного. В одном случае остатки колчана (горита) лежали между костями правой руки и грудной клеткой погребенного.

Украшения

В не разрушенных погребениях украшения располагались там, где их носили при жизни: Бусы в области грудной клетки, височные подвески в области черепа, браслеты на запястьях, перстни на кистях рук. Исключения составляют крупные одиночные стеклянные бусины найденные в различных частях погребений.

Посуда

Керамическая посуда ставилась в головах или в ногах погребенных, причем, если сосуд был один, его чаще ставили в ногах.

Хронология могильника

Наиболее ранними на могильнике являются погребения первых четырех групп, где разнообразие погребальных сооружений и неустойчивая ориентировка погребенных, возможно, говорит о еще не сложившейся традиции, а возможно и о неоднородности населения оставившего Владимировский могильник. Погребения этих групп датируются концом 7 - 6 вв. до. н. э.

Погребения 5 группы иллюстрируют единство в принципах устройства погребального сооружения, так и в ориентировке погребенных, датируются концом 6 - 5 вв. до н. э.

Список литературы

1. Федоренко Н.В. 1998. Отчет об археологической разведке грунтового могильника у с. Владимировка Новороссийского района в 1997 г.// Архив НГИМЗ НА-6797, 6798.

2. Федоренко Н.В. 1999. Отчет об археологических раскопках грунтового могильника у с. Владимировка Новороссийского района в 1998г.// Архив НГИМЗ НА-6799, 6800, 6801.

3. Федоренко Н.В. 2001. Отчет об археологических раскопках грунтового могильника у с. Владимировка в 2000г.// Архив НГИМЗ НА-6915, 6916, 6917, 6918.

-1_-166_1

-2_-166_1

-3_-55_2

-4_-55_2

-5_-185_2

-6_-185_2

-7_-141_3

-8_-141_3

-9-10_-11_4

-11_-97_5

-12_-97_5

-13_-97_5

 

 

Вы находитесь:   Главная страницаАрхеологииПубликацииШишлов А.В., Федоренко Н.В. Погребальный обряд племен Северо-Западного побережья Кавказа в конце VII-V вв. до н. э.