Публикации

Печать

Проблемы археологии Кавказа (к 70-летию Ю.Н.Воронова). Сборник материалов международной научной конференции, посвященной 70-летию Воронова Ю.Н. (10-11 мая 2011г., г.Сухум). Сухум, 2011. С.75-78.

Шишлов А.В., Колпакова А.В., Федоренко Н.В.

Особенности поселений раннего железного века в приморской зоне

Северо–Западного Кавказа.

До последнего времени памятники раннего железного века в приморской зоне предгорий Северо–Западного Кавказа (район Анапа- Новороссийск) ограничивались большей частью грунтовыми могильниками, число известных памятников достигает 30-ти (Дмитриев, Малышев, 2009, с.54, рис.1). Наличие такого количества погребальных памятников, само собой подразумевает наличие поселений, но они практически не известны. Онайко Н.А., проводившая разведки в районе Новороссийска, отметила следы нескольких поселений VI-V вв. до н.э., обосновывая их датировку на подъёмном античном амфорном материале (Онайко, 1984, с.91). Поселений раннего железного века, существовавших до контактов с греческой цивилизацией, до последнего времени выявлено не было (Алексеева, 1997, с.28).

В 2008г. в 18км к северо-западу от г. Новороссийска в 1000м к юго-западу от ст.Натухаевской на северном склоне г.Маскага на левом берегу р.Котлама во время наблюдения за вскрышными работами в зоне строительства Гольф-клуба «Раевский», нами было выявлено поселение, получившее название «Победа-5» (Колпакова, 2008). Поселение располагалось, на мысообразном отроге, ограниченном в древности с запада и востока не глубокими оврагами, которые в настоящее время заилены и запаханы в результате сельхозработ. Территория Гольф-клуба прежде использовалась под виноградники, и подвергалась глубокой вспашке, но последнее десятилетие не обрабатывалась и использовалась, как пастбище и поэтому была покрыта травой и мелким кустарником. Визуальный осмотр участка, где было выявлено поселение, результатов не дал, а археологическим объекты были обнаружены только после снятия пахотного слоя. Исследованная часть поселения представляла узкий котлован под дорогу шириной 6м, длиной 116м. На исследованном участке поселения «Победа-5» зафиксировано 37 объектов, из них 30 хозяйственных ям, 2 столбовых ямы и 5 очагов, причём 31 объект зафиксирован компактно на площади 240м2.

Хозяйственные ямы округлой и овальной в плане формы, диаметром от 80 до 220см, глубиной от 9 до 92см от уровня материка. Большинство ям слабо насыщено материалом. 13 ям отчасти использовались, как мусорные, 4 ямы абсолютно без материала, в остальных ямах от 1 до нескольких находок.

Очаги или очажные ямы представляли собой, ямы округлой в плане формы, диаметром от 68 до 124см, заполненные обожженным суглинком с включением известковой крошки. Заполнение не было однородным, так как было пронизано ходами слепышей. В заполнении встречались камни, фрагменты керамики, обмазки, костей животных. Если в верхней части ямы заполнение было рыхлым, то вдоль стен и дна ям зафиксированы участки с относительно плотным слоем обожженного суглинка.

Полученные археологические материалы представлены фрагментами лепных сосудов и каменными предметами. Наиболее выразительным является керамический материал. Всего обнаружено 427 фрагментов лепной керамики. Количество сосудов, приведенное ниже, дано по профильным частям (венчикам и ручкам).

Горшки (31 шт.). Горло широкое, венчик отогнут высоким раструбом, край закруглен, заужен или прямой (рис.1/1-15). У 5-ти сосудов в верхней части венчика – валики, сегментовидные и трапециевидный в сечении (рис.1/9-13). Тулово реповидной, округлой или бочковидной формы. Дно плоское (рис.1/16-21). Д. венчиков от 9,2 до 30см. Д. доньев от 5,0 до 14,0см. Тесто тёмно-серого цвета, с примесью органики, кальцита и дресвы. Часть сосудов с внешней стороны залощена, в 4-х случаях украшена орнаментом: в виде 2-х горизонтальных рядов клиновидных насечек (рис.2/1), в виде косых неглубоких насечек-выемок (рис.1/3), кольчатым орнаментом (рис.1/2), зигзагообразным орнаментом (рис.1/4). На поселении были обнаружены 2 ручки от сосудов, одна, прямоугольная в сечении, возможно от ковша (рис.2/5), вторая, петлевидная с расходящейся в обе стороны верхней частью – «ушками» (рис.2/6).

Ковши (10 шт.) являются датирующим материалом Венчик слегка отогнут наружу, загнут внутрь или прямой, край прямой или закруглен. Тулово уплощенно-биконическое, уплощенно-шаровидное, реповидное или тюльпановидное, в одном случае горшкообразное тулово. Высота тулова от 6,7 до 17,3см. Диаметр от 14,8 до 28,0см. Ручки петлевидные, овальные в сечении (в 5-ти случаях уплощенные), у 2-х ковшей ручки с цилиндрическим выступом. Ш.ручек от 1,9 до 4,1см. Дно плоское, слегка вогнутое, в одном случае – слегка округлое. Поверхность всех ковшей залощена. Тесто тёмно-серого и красно-коричневого цвета с примесью органики и дресвы (рис. 2/8-10, 3/1-5). Ковши находят аналогии в памятниках раннего железного века Днепровского лесостепного Правобережья (Ковпаненко, 1981, рис.64/8,37,118,119,129); степного Поднепровья (Шарафутдинова, 1982, Рис.27/8,11); Северо-Западного Причерноморья (Гаврилюк, 1982, рис.3); Нижнего Дона (Потапов, 1998, рис.1/6); Кобанской культуры серединной части Центрального Кавказа (Козенкова, 1989 стр.257, Табл.104/13); Чечни (Бурков, Маслов, 1997, рис.6/5); района Кисловодска (Березин, Дударев, 1998, рис.1/2); по форме петлевидных ручек, уплощенных в сечении и с цилиндрическим выступом - Западного Закубанья (Василененко и др., 1993, табл.XX).

Единичным экземпляром представлена миска. Тулово усеченно-конусовидной формы, венчик отогнут наружу, край заужен, закруглен. Высота – 4,7см (рис.2/7).

Кроме фрагментов сосудов был найден фрагмент лепного предмета – кольца (?) из жгута, округлого в сечении, из светлой плохо отмученной глины с включением органики. Д. предмета-12,5см (рис.5/5).

Керамический комплекс находит аналогии во многих памятников раннего железного века Причерноморья и Северного Кавказа, как особенность можно отметить некую грубость керамики.

Кроме керамических изделий на поселении были найдены каменные предметы со следами обработки. Всего обнаружено 45 каменных предметов, из них можно выделить: зернотерки (8 шт.) большей частью представлены во фрагментах. Одна целая подпрямоугольной в плане формы, линзовидной, уплощенной в сечении. Рабочая поверхность ровная, затертая, внешние края тщательно обработаны, закруглены. Размеры: 34,8х15,5х6,1см (рис.4/1). Одна форма отличается вытесанными по краям выступами, прямоугольной в плане формы (рис.4/2); отбойники (12 шт.) округлой, овальной или подтреугольной в плане формы. Размеры: от 6,0х6,0х5,4 до 14,5х12,1х7,5см (рис.4/3,4). Два из них вторично использовались, как тёрочник и наковальня; наковальни (2 шт.), одна - трапециевидной в плане формы, подпрямоугольной в сечении, размеры: 10,5х10,5х8,7см (рис.5/1); вторая - подтреугольной в плане формы, трапециевидной в сечении, с одной стороны - овальная в плане выемка, размеры: 8,5х7,7х5,3см (рис.5/2); точильные (?) камни (4 шт.) различной в плане формы, уплощенной в сечении, размеры от 7,0х5,3х1,4 до 8,6х3,5х1,7см; скребки (2 шт.) подовальной в плане формы, уплощенной в сечении. Размеры: 6,5х4,1х1,5см и 2,9х2,2х0,8см (рис.5/3); режущие (?) орудия (4 шт.) различной в плане формы, уплощенной в сечении. Размеры: от 7,6х7,0х1,5 до 11,7х8,0х2,0см (рис.5/4).

Количество каменных предметов довольно многочисленно и вполне сопоставимо с памятниками эпохи бронзы или скорее несёт их наследие.

Полученные археологические материалы предварительно датируется VIII-VII вв. до н.э. Главной особенностью памятников раннего железного века, является трудность их обнаружения. Это связано с тем, что памятники, расположенные на склонах гор, долгие годы подвергались глубокой вспашке, что привело к смыву культурного слоя, который, по всей видимости, не был мощным, на что указывает и слабое заполнение хозяйственных ям. Поэтому даже закладка шурфов при разведках может превратиться в лотерею. Единственный выход в этой ситуации видится в геомагнитной разведке.

 

Список литературы:

 

Алексеева Е.М. Античный город Горгипия. М., 1987.

Березин Я.Б., Дударев С.Л. Могильник «Лермонтовская скала (к реки)» - памятник раннего железного века Пятигорья. // Материалы по изучению историко-кальтурного наследия Северного Кавказа. Вып. I. Археология. Ставрополь, 1998.

Бурков С.Б., Маслов В.Е. Новые комплексы скифской эпохи из Чечни. // МИАР. №1, М., 1997.

Василиненко Д.Э., Кондрашев А.В., Пьянков А.В. Археологические материалы предскифского и раннескифского времени из Западного Закубанья. // Древности Кубани и Черноморья. (Studia Pontocaucasica. I). Краснодар, 1993.

Гаврилюк Н.А. Лощеная керамика Степных погребений предскифского времени. // Памятники древних культур Северного Причерноморья. Киев, 1979

Дмитриев А.В. Малышев А.А. Население предгорий Северо-Западного Кавказа в VIII-IV вв. до н.э. // ABRAU ANTIQUA. Результаты комплексных исследований древностей полуострова Абрау. РАН ИА М. 2009.

Козенкова В.И. Кобанская культура Кавказа. // Степи европейской части СССР в скифо-сарматское время. // Археология СССР. М., 1989.

Ковпаненко Г.Т. Курганы раннескифского времени в бассейне р.Рось. Киев, 1981.

Колпакова А.В. 2010. Отчет об археологических раскопках грунтового могильника и поселения «Натухаевское-3» у ст. Натухаевской г.Новороссийска Краснодарского края в 2008г. // Архив НИМЗ НА-8626.

Онайко Н.А. Юго-восточная окраина Боспора. // Античные государства Северного Причерноморья. Москва, 1984.

Потапов В.В. Предскифские черпаки на нижнем Дону. // Древности Кубани. Вып.9. Краснодар, 1998.

Шарафутдинова И.Н. Степное Поднепровье в эпоху бронзы. Киев, 1982.

Pobeda-5-1

Pobeda-5-2

Pobeda-5-3

Pobeda-5-4

Pobeda-5-5

 

 
Печать

Российская археология. №1. 1999. C.197-208.

А.В. ШИШЛОВ, Л.А. КОЛБАСИНА

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ФОНДЫ НОВОРОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ИСТОРИЧЕСКОГО МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА

Новороссийский государственный исторический музей-заповедник отпраздновал в 1996 г. свое 80-летие. Он был создан в 1916 г. по инициативе Черноморского вице-губернатора Л.А. Сенько-Поповского как музей природы и истории Черноморского побережья Кавказа. В основу его фондов легли предметы старины, собиравшиеся и хранившиеся в городской публичной библиотеке с 1894 г., и коллекции по палеон­тологии и геологии первого хранителя музея Г.Н. Сорохтина. Торжественное от­крытие экспозиции состоялось 27 декабря 1916 г. в здании, купленном на пожерт­вованные средства граждан города. Одним из редких, уцелевших экспонатов того времени является серебряная чаша с изображением боя греков с кентаврами (рис. 1), найденная и поступившая в музей в год открытия (Фармаковский Б.В., 1921, с. 193). Музей благополучно пережил лихолетье революций и гражданской войны. Его ангелом-хранителем все эти годы был все тот же Л.А. Сенько-Поповский, который, покидая город вместе с белой армией в 1920 г., оставил жителям "любимое детище" и коллекции музея в полной сохранности. После установления Советской власти в музей пришли работать новые люди. С 1921 по 1930 г. сначала хранителем, а затем •заведующим музея был Г.Ф. Чайковский, автор многих статей о древностях Анапы и Новороссийска. К началу Великой Отечественной войны музей стал крупным научно-просветительным учреждением. Его фонды насчитывали более 7 тыс. ед.хр. и рас­полагали отличными коллекциями по геологии и археологии. Богатым было собрание черкесского оружия. Среди авторов коллекции живописи имена О.А. Кипренского, И.К. Айвазовского, А.Н. Бенуа, М.С. Сарьяна. Музей обладал прекрасной научно-исторической библиотекой, насчитывающей 44 500 томов. К великому сожалению, почти все это богатство было утрачено в годы войны. Поэтому можно считать, что фонды музея собирались последние 50 лет. Основной фонд музея на 01.01.97 г. составил 130 тыс. музейных предметов. Из них в фондах археологии - 20 тыс. ед.хр.

Археологические исследования в районе Новороссийска начались еще в прошлом веке. Их проводили известные специалисты своего времени П.С. Уварова, В.И. Си­зов, Е.Д. Фелицын. Но материалы этих экспедиций попадали в центральные музеи. С момента основания Новороссийского музея систематических археологических иссле­дований не проводилось. Его фонды формировались за счет доследования разру­шаемых памятников, а также случайных находок, покупок или подарков. Видимо, одним из этих способов попали в музей античные монеты из собрания знаменитого до революции керченского коллекционера И.А. Терлецкого. Началом полнокровного формирования археологических фондов в результате раскопок можно считать 1954 г., когда под руководством В.Д. Блаватского проходили исследования Раевского городи­ща, работами на котором с 1955 по 1963 г. руководила Н.А. Онайко,, долгие годы пло­дотворно сотрудничавшая с Новороссийским музеем. Работая старшим научным со­трудником Института археологии АН СССР, Надежда Анисимовна Онайко возглавляла Новороссийскую, а затем Новороссийско-Геленджикскую экспедиции института, проводившие исследования в нашем районе и передававшие материалы раскопок в фонды музея. Н.А. Онайко открыты и частично раскопаны античные поселения в се­лах Широкая Балка, Мысхако, Цемдолина, Владимировка, а также прилегавшие к ним некрополи. Неизменным участником этих исследований был А.В. Дмитриев, заве­дующий Отделом археологии музея, в дальнейшем сам возглавивший ряд экспедиций, материалы которых составляют значительную часть археологических фондов. Наибольшую известность получили проведенные им раскопки раннесредневекового могильника в долине р. Дюрсо, на котором было обследовано более 500 погребений. Следует отметить также исследования средневекового могильника на горе Сапун в 1985-1986 гг., античного некрополя на Раевской оросительной системе в 1984-1985 гг. и раскопки разновременного комплекса памятников в с. Мысхако в 1990-1993 гг. В 1990-1991 гг. в с. Мысхако работала Северо-Кавказская экспедиция ИА РАН под ру­ководством А.Н. Гея и Е.И. Савченко, исследуя энеолитическое поселение. В 1990 г. возобновила свою работу Новороссийская экспедиция ИА РАН под руководством А.А. Малышева. Исследования велись в тесном контакте с Отделом археологии му­зея. В эти годы охранные раскопки проведены на некрополе Лобанова щель (1990 г.), некрополе в с. Цемдолина ул. Тепличная (1991 г.), могильниках раннего железа и средневековья в с. Цемдолина ул. Золотая Рыбка (1995 г.), раскопки античного посе­ления и некрополя в с. Мысхако (1996 г.). Свою лепту в формирование музейного собрания внесли местные археологи, научные сотрудники музея: А.П. Кононенко, про­ведший работы на могильнике эпохи бронзы в устье р. Дюрсо в 1974 г., дольменном комплексе в верховьях р. Озерейки в 1986-1987 гг., раннесредневековом могильнике в с. Цемдолина "Птицефабрика" в 1994 г.; Н.В. Федоренко, руководившая раскопками средневекового могильника в с. Мысхако в 1991-1992 гг.; А.В. Шишлов, исследовав­ший античный некрополь в с. Южная Озереевка в 1995 г.

В археологическом собрании музея представлены материалы от каменного века до позднего средневековья. Коллекция каменного века состоит только из случайных находок, так как кроме единственного местонахождения на р. Баканка других па­мятников этого периода в нашем районе не обнаружено. Зато хороша коллекция эпо­хи энеолита, пополняющаяся в результате раскопок энеолитического поселения Мысхако-1 (Гей А.Н., Савченко Е.И., 1992, с. 12). Материалы этого памятника вклю­чают коллекцию керамики, состоящую большей частью из фрагментов сосудов шаро­видной и бомбовидной формы с округлым дном, венчик которых плавно или резко отогнут. Стенки сосудов покрыты лощением и часто украшены орнаментом, причем преобладает так называемый "жемчужный". Из других видов сосудов можно выделить небольшие полусферические миски и дуршлаги-цедилки. Кремневые орудия состоят из подтреугольных наконечников стрел, ножей на массивных пластинах, а также скреб­ков, сверл, вкладышей. Целую серию образуют шлифованные каменные орудия: тесла, долота, пестики, фрагмент сверленной булавы. Набор изделий из кости вклю­чают шилья, проколки, шпатели, наконечник гарпуна, ложки, подвески, имитирующие оленьи зубы.

В материалах эпохи бронзы наряду со случайными находками, например коллекцией каменных топоров, найденных в окрестностях города, содержатся и предметы, по­ступившие в результате раскопок. Первой по хронологии стоит коллекция керамики из поселения майкопской культуры в долине р. Дюрсо. Хранящийся в музее керамический комплекс состоит из сосудов с эллипсоидным туловом и нешироким горлом, прямым или отогнутым венчиком, круглым или слабо уплощенным дном, а также из лепного сосуда неясного назначения колоколовидной формы, со сквозным отверстием в тулове и валиком в основании. Часть сосудов сделана на гончарном круге, некоторые раскрашены красной и темно-коричневой краской.

Эпоха средней бронзы представлена материалами раскопок могильника в устье р. Дюрсо, дольменного комплекса в верховьях р. Озерейка и, видимо, синхронных друг другу поселения и могильника в с. Мысхако. Именно материалы двух последних памятников наиболее многочисленны и интересны. Они включают в себя разно­образные по форме и размерам образцы плоскодонной керамики различного назна­чения. Сосуды большей частью покрыты лощением, иногда украшены резным гео­метрическим орнаментом. Некоторые имеют ручки, часть из которых профилирована. Интересной особенностью коллекции является то, что керамика, найденная на мо­гильнике, повторяет типы сосудов с поселения, но отличается миниатюрными раз­мерами. Среди других находок следует отметить искусно отретушированные крем­невые наконечники стрел, каменные мотыжки так называемого сочинско-адлеровского типа, грузила, сделанные из гальки, рогатый костяной амулет-подвеску, квадратную в сечении бронзовую проколку - пока единственный металлический предмет, найденный на этих памятниках. Остальные изделия из бронзы, хранящиеся в музее, а это про-ушные топоры, топоры-кельты, наконечники копий, тесла, кинжал, являются случай­ными находками.

Культуру местных племен в эпоху раннего железа отражают материалы раскопок грунтовых могильников Большие Хутора, Шесхарис, Широкая Балка, Цемдолина. В результате этих работ расширились наши представления об этом периоде. Посту­пившие в музей материалы содержат характерные для Северного Причерноморья бронзовые предметы конского снаряжения: двукольчатые, однокольчатые, стремечко-видные удила, трехпетельчатые и трехдырчатые псалии, уздечные бляхи и пронизи. Некоторые предметы выполнены в зверином стиле (рис. 2): бляха с изображением орла, терзающего рыбу; бляшки в виде голов грифона, волка; клювовидные пронизи. Традиционные предметы вооружения: железные наконечники копий, топорики с мо-лотковидным обушком, бронзовые наконечники стрел, а подборка коротких мечей-кинжалов с бабочковидным или сердцевидным перекрестием, брусковидным или антенным навершием позволяет проследить эволюцию этого вида оружия. Предме­тами защитного вооружения в коллекции являются детали панцирей из бронзовых и железных пластин. Из других изделий из бронзы отметим изящные перстни с минда­левидными щитками, массивные с орнаментированной поверхностью браслеты, дисковидные зеркала, одно из которых "ольвийского" типа с ручкой, украшенной головой барана (Онайко Н.А., 1975, с. 83).

Античное собрание музея состоит из уцелевших экспонатов довоенных фондов, большей частью беспаспортных, и материалов раскопок последних лет. Коллекция старого музея хотя и немногочисленна, но выразительна. Она включает в себя чер-нолаковую посуду классических форм, среди которой выделим краснофигурную ойно-хою с изображением Диониса в окружении Менад, а также чернофигурный лекиф с изображением выпрыгнувшего из воды дельфина. Среди других предметов кера­мической части коллекции отметим мегарскую чашу, краснолаковый стакан с орна­ментом, выполненным в технике "барботин", двухрожковый светильник, украшенный фигуркой орла (рис. 3), три терракотовые статуэтки, протомы Деметры и Диониса, Амона, актерскую маску.

В состав коллекции входят 18 фрагментов надписей, все они изданы (Болту-нова А.И., 1979, с. 78), самые ценные из них - фрагменты манумиссии. Надписи, видимо, были переданы в музей Н.И. Веселовским, жившим в 1920-е годы в Анапе. К сожалению, беспаспортна и мраморная голова юноши (рис. 4). Интересен бронзовый шлем коринфского типа, имеющий в отличие от многих предметов легенду; он был найден при строительстве железной дороги под г. Туапсе, так же, как упоминавшаяся ранее чаша с кентаврами (Фармаковский Б.В., 1921, с. 193), и передан в музей в октябре 1917 г.

Материалы, поступившие в результате раскопок, практически охватывают весь античный период. Первой по хронологии стоит коллекция с поселения на Тонком мысу Геленджикской бухты, отождествляемая с Ториком Псевдо-Скилака. Материалы это­го поселения относятся к начальному периоду греческой колонизации (Онайко Н.А., 1980). Период IV-II вв. до н.э. нашел отражение в материалах раскопок Раевского городища, подкурганного склепа и грунтового могильника на Раевской оросительной системе, а также в материалах могильника в Лобановой щели. Коллекция включает в себя чернолаковые пелику и канфары, покрытые бурым лаком мегарские чаши и разнообразную столовую и кухонную красноглиняную и сероглиняную гончарную посуду, амфоры Родоса, Синопы, боспорскую клейменную черепицу, бронзовые укра­шения, среди которых - витые браслеты и перстни-печатки. Оружие в коллекции представлено короткими мечами с антенным навершием, топориками, наконечниками копий и дротиков.

Многочисленны коллекции I в. до н.э.-Ш в. н.э. Они состоят из материалов рас­копок Раевского городища, Владимировского поселения, поселений и некрополей Мысхако, Широкая Балка, Цемдолина, некрополей Дюрсо-1 и Южная Озереевка. Материалы этих памятников схожи, а в чем-то и дополняют друг друга. Содержа­тельна коллекция керамики, включающая в себя большинство видов керамических изделий, бытовавших в то время. В ее составе - краснолаковые лагиносы, чаши, кубки, красноглиняные кувшины, тарелки, флаконы, сероглиняные двух-трехручные канфары, кубышки, миски, кувшины с зооморфными ручками, лепные горшки, сосуды с носиком, рюмкообразные вазочки, тарная керамика, черепица, пирамидальные гру­зила, трапециевидные плитки "меотского" типа. Коллекция терракот немногочисленна и почти вся происходит из раскопок в Мысхако. Большая часть - это фрагменты, поэтому интересна статуэтка Аттиса с собакой (рис. 5). Точной аналогии нам найти не удалось, ближайшая по сюжету - статуэтка, найденная в Фанагории, Аттис - ребенок с птицей и собакой (Кобылина М.М., 1978, с. 79). Хороша коллекция стеклянной посу­ды, до 80 целых форм - кувшины, бутылки, чашки, кубки, бальзамарии, блюдо. Многочисленны наборы бус из стекла, фаянса, гагата, сердолика, янтаря, хрусталя. Есть несколько подвесок из египетского фаянса с изображением Гора, лежащего льва, скарабея. Разнообразны в коллекции изделия из бронзы, серебра, золота. Это укра­шения, детали одежды, посуда, погребальный инвентарь. Отличаются многообразием украшения этого времени: проволочные массивные браслеты с декоративно оформ­ленными концами, проволочные и витые гривны, серьги в виде проволочного кольца с подвесками, кольца, перстни со вставками. Среди последних выделим перстни с геммами, которых в коллекции полтора десятка. Из последних поступлений можно отметить литой золотой перстень с геммой на сердолике с изображением Гигиеи, кормящей из кубка змею (определение О.Я. Неверова) (рис. 6). Среди украшений неординарен золотой медальон с изображением солнечного божества (рис. 7). Детали одежды представлены в коллекции пряжками со щитками и без них, наконечниками ремней, фибулами различных типов, среди которых выделим круглые и ромбовидные фибулы-броши с цветной эмалью. Из предметов туалета отметим бронзовые кованые из тонкого листа зеркала и зеркала-привески с тамгообразными знаками на обратной стороне. Коллекция бронзовой посуды состоит как из целых форм: ойнохои, патеры, ковша, флаконов, так и из фрагментов сосудов - часть вещей опубликована (Ма­лышев А.А., Трейстер М.Ю., 1994, с. 59). Погребальный инвентарь представлен золо­тыми штампованными бляшками в виде розеток и протом Деметры, погребальным венком. За последние годы существенно пополнилась коллекция художественной бронзы. К бюсту-гире, найденному в 1969 г. в Широкой Балке (Онайко Н.А., 1971, с. 73), присоединились найденные на Мысхако статуэтки Юпитера (Трейстер М.Ю., 1992, с. 41), орла (Шишлов А.В., 1996, с. 53), Геракла (Малышев А.А. и др., 1997, с. 218, 219, рис. 27). Коллекция оружия этого периода включает короткие мечи с кольцевым навершием и брусковидным перекрестием и длинные мечи с ручкой-штырем без перекрестия, наконечники копий, черешковые наконечники стрел. Из предметов конской упряжи интересны латунные фалары с изображением скачущего на пантере Эрота.(рис. 8).

Нумизматическая часть античной коллекции состоит из боспорских и римских монет разного достоинства, наиболее яркие из них - боспорские статеры I-II вв. н.э., среди которых уникальны статер Котиса I 49 г. н.э. (Онайко Н.А., Дмитриев А.В., 1982, с. 120) и "варварские" подражания римским денариям (Онайко Н.А., 1967, с. 52). В состав коллекции входит один клад - Куматырский II в. до н.э. (157 ед.), а точнее его половина, так как вторая часть хранится в Анапском музее.

Эпоху раннего средневековья в музейном собрании освещают великолепные ма­териалы грунтового могильника на р. Дюрсо (Дмитриев А.В., 1979, с. 52), насчи­тывающие более 5000 предметов. Хронологически более ранний материал У-первой половины VIII в. этого могильника характеризуется разнообразной керамической и стеклянной посудой, обилием украшений и деталей одежды из меди, серебра и золота, среди которых, несомненно, наиболее интересны двухпластинчатые фибулы, пряжки, височные кольца, гривны, серьги. Оружие представлено кинжалами с двумя вырезами на рукояти, длинными мечами, наконечниками копий и топорами. Ко второй хроно­логической группе могильника Дюрсо VIII-IХ вв. н.э. примыкают материалы мо­гильника Цемдолина (птицефабрика) и материалы разрушенного могильника на землях бывшего совхоза "Ленинский путь". Коллекция этого времени характеризуется пре­красно дошедшими до нас из-за особенностей погребального обряда железными пред­метами вооружения и конского снаряжения. Вооружение представлено слабоизо­гнутыми саблями, наконечниками копий с узким пером, топориками с молотковидным обушком, разнообразными черешковыми наконечниками стрел, наборами ножей различных размеров. В состав конского снаряжения входят удила со стержневидными и 8-видными псалиями, стремена арочной формы, подпружные пряжки. Керамика этих памятников представлена ойнохоевидными кувшинами, сероглиняными и красногли-няными кувшинчиками, амфорами, пифосообразными сосудами с рифлением.

Остальной средневековый материал суммарно датируется ХП-ХУ1 вв. и включает в себя материалы курганных могильников Грушовая Балка, Молдаванский, Днепров­ский, Южная Озереевка, Владимировка, Мысхако, Лобанова щель, Шесхарис, Сапун,
Большие Хутора, а также небольшое количество предметов из довоенных фондов и случайные находки. Наиболее массовым материалом этих памятников являются предметы вооружения и конского снаряжения. В состав набора вооружения входят длинные слабоизогнутые сабли, наконечники копий, топоры-секиры, четырехгранные, листовидные, треуголь­ные, ромбические наконечники стрел, длинный нож, костяные детали колчанов. Защитное вооружение включает шлемы, кольчуги, железные оковки щитов. Конское снаряжение представлено однокольчатыми двусоставными удилами с коль­цами для повода, стременами дуговидной и овальной формы с плоской широкой подножкой, бронзовым начельником с подвесками-бубенцами. Керамика этого периода состоит из красноглиняных кувшинов разных размеров, среди которых интересен тип с одним или двумя перехватами тулова, поливной посуды, в которой выделим чаши со стилизованной арабской надписью и изображением барса. В коллекцию входят исполь­зовавшиеся в качестве погребальных урн рифленые ангобированные амфоры с высо­кими ручками, пифосообразные лощеные или рифленые сосуды с ручками-ушками, вы­сокие сосуды с ойнохоевидными венчиком и двумя ручками. Среди керамики этого вре­мени - и самые крупные сосуды в собрании музея - пифосы емкостью от 500 до 700 л из кратковременно существовавших в
XIII в. поселений. Интересна стеклянная посуда, коллекция которой включает графины, рюмки, высокие стаканы, один из них с изобра­жением золотых рыбок и арабской надписью. Предметы туалета состоят из наборов ногтечисток и копоушек, зеркал из серого сплава с выпуклой ручкой на нерабочей части. Редким экземпляром является бронзо­вое зеркало с изображением бегущих зверей и надписью по окружности на обратной стороне диска (рис. 9). Оно происходит из старой коллекции музея и, судя по запискам Г.Ф. Чайковского, было найдено у с. Владимировка в 1927 г. (Чайковский Г.Ф., 1927— 1928, с. 75).

Украшения и детали одежды представлены бронзовыми и серебряными подвесками в одни или полтора оборота, серьгами в виде знака вопроса, пряжками и бронзовыми пуговицами. Редкостью является бронзовая иконка-подвеска с изображением богома­тери (рис. 10). Средневековая нумизматическая коллекция состоит из византийских, арабских, золотоордынских, крымско-татарских монет. В ее состав входит один клад крымских серебряных монет ХVVI вв. н.э. (384 ед,), найденных на хуторе Чекон. Среди ред­ких экземпляров коллекции отметим золотой солид императора Феофила.

К особенностям археологических фондов Новороссийского музея относится кол­лекция подводных археологических находок. Большая часть коллекции сформирована из случайных находок, сделанных водолазами и рыбаками/в различных пунктах Черно­го моря. В нее также вошли материалы, переданные подводной археологической экспедицией А.В. Кондрашова по результатам работ в акватории Цемесской бухты и в районе мыса Тузла в 1990-1991 гг. Коллекция содержит якорные камни эпохи бронзы, каменные и свинцовые штоки деревянных греческих якорей, средневековые железные якоря, а также амфоры - от античных до средневековых.

В заключение следует сказать, что археологические фонды Новороссийского государственного исторического музея-заповедника дают объективную картину жизнедеятельности человека в разные исторические эпохи и являются надежным фун­даментом для дальнейшего изучения истории нашего края.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Болтунова А.И., 1979. Из эпиграфических коллекций Новороссийского историко-крае-ведческого музея // ВДИ. № 2.

Гей А.Н., Савченко Е.И., 1992. Исследование поселения Мысхако 1 в 1990 г. // Архео­логические раскопки на Кубани в 1989-1990 годах. Ейск.

Дмитриев А.В., 1979. Могильник эпохи переселения народов на реке Дюрсо // КСИА. № 158.

Кобылина М.М., 1978. Изображения восточных божеств в Северном Причерноморье в первом веке н.э. М.

Малышев А.А., Дмитриев А.В., Колпакова А.В., Шишлов А.В., Федоренко Н.В., 1997. Исследования в поселке Мысхако // АО-96. М.

Малышев А.А., Трейстер М.Ю., 1994. Погребение Зубовско-Воздвиженского типа в окрест­ностях Новороссийска // Боспорский сборник. № 5.

Онайко Н.А., 1967. "Варварские" подражания римским денариям из раскопок Раевского городища // КСИА. № 109.

Онайко Н.А., 1971. Бронзовый бюст-гиря из раскопок античного поселения в Широкой Балке //КСИА. №128.

Онайко Н.А., 1975. Результаты работ Новороссийской экспедиции в 1971-1972 гг. // КСИА №143.

Онайко Н.А., 1980. Архаический Торик - античный город на северо-востоке Понта. М.

Онайко Н.А., Дмитриев А.В., 1982. Сторожевые посты в окрестностях Бат // ВДИ. № 2.

Трейстер М.Ю., 1992. Бронзовая статуэтка Юпитера Капитолийского из Мысхако //,ВДИ. № 2.

Фармаковский Б.В., 1921. Серебряная украшенная рельефами чашка Новороссийского музея // ИРАИМК. Т. I. № 19.

Чайковский Г.Ф., 1927-1928. Случайные находки древностей в 1924-1927 гг. на Черно­морском побережье // Зап. Северо-Кавказского о-ва археологии, истории, этнографии. Т. III. Вып. 3-4. Ростов-на-Дону.

Шишлов А.В., 1996. Археологические памятники Новороссийска и история их исследова­ний // Исторические записки Новороссийского музея-заповедника. Новороссийск.

Новороссийский государственный исторический музей-заповедник

 
Печать

А.В.Шишлов (Новороссийск)

Новый памятник античного времени в районе Новороссийска

В полевой сезон 1995 г. совместной экспедицией Новороссийского Государственного Исторического музея-заповедника и Краевого Комитета по охране памятников проводились раскопки некрополя античного времени. Обнаруженный памятник расположен в 10 км к юго-западу от г. Новороссийска на северной окраине с. Южная Озереевка, на участке, отведенном под жилую застройку. Площадь некрополя в течение ряда лет распахивалась и поэтому уцелели лишь погребения, находившиеся ниже плантажно-пахотного слоя. Об уничтоженных погребениях свидетельствует обильный подъемный материал, главная роль в сборе которого принадлежала применению металлоискателя. В результате такого поиска была найдена основная часть подъемного материала. Это оружие, конское снаряжение, украшения, монеты. Среди них боспорские монеты III в. до н.э. и I-III вв. н.э., римский денарий Антония Пия, монета императора Галлиена, отчеканенная в Неокесарии в 262 г.н.э. и византийская монета императора Феофила. Всего за полевой сезон обследовано 126 погребений. Плотность погребений не равномерна, они различаются по обряду и ориентировке. Погребения можно предварительно разделить на три основные группы.

Первая группа самая многочисленная - 67 погребений, сосредоточена в центральной, северной и северо-восточной части исследованной площади. Это погребения в простых ямах овальной и прямоугольной форм с каменным закладом и без него, с ориентировкой в северном, северо-восточном и восточном секторе. В уцелевших от разграбления и разрушения погребениях прослеживается традиция класть под череп погребенного миску. В большинстве разрушенных погребений этот обряд косвенно подтверждается наличием в северо-восточной части могилы или целой миски или отдельных фрагментов. В этой же группе зафиксирован обычай погребения вместе с человеком животных: лошадей, крупного рогатого скота, овец, собак. Прослежена также традиция помещать в ногах погребенного инвентарь (9 погребений): посуду, зеркала, ножи. Инвентарь этой группы однообразен: сероглиняная керамика (миски, канфары, сосуды без ручек), зеркала кованные из тонкого листа, бусы из стекла, гагата, сердолика. Оружие: наконечники копий встречались в 8 погребениях; мечи в 3 погребениях, из них 2 погребения с конем. В одном погребении вместе с мечом лежал боевой топор. В другом случае топор был найден в слое над погребением. Наконечники стрел встречались в 5 погребениях и только в двух их было несколько. Монета (тетрахалк Асандра) была зафиксирована только в одном погребении. На общем фоне можно выделить золотой перстень, с геммой на сердолике, с изображением Гигиеи, кормящей из кубка змею, и 2 стеклянных сосуда: литую чашу желто-коричневого цвета и бальзамарий глухого голубого стекла. Всю эту группу погребений можно датировать I в. до н.э. - началом II в. н.э.

Вторая группа. К ней относятся погребения в каменных ящиках, всего 27. Все ограблены. Расположены главным образом в восточной части исследованной площади. Ориентировка погребений, которую удалось проследить благодаря костным останкам, такая же как и у первой группы. Также сходен и инвентарь. Поэтому ее можно датировать I в. до н.э. - II в. н.э.

Третья группа расположена в западной части исследованной площади. Всего здесь зафиксировано 32 погребения в простых ямах овальной и прямоугольной формы, также большей частью разрушенных и ограбленных. Ориентировка погребенных в западном, северо-западном и юго-западном секторе. К особенностям можно отнести малое количество керамики (в 4-х случаях), наличие монет II-IV в. н.э. (в 3-х случаях), среди которых несомненно интересны статеры Ининфимея, Фофорса и Рискупорида VI. В 12-ти случаях прослеживается обычай погребения лошади вместе с хозяином. Из этих погребений неразрушенными оказались лишь два. В обоих зафиксированы мечи. Еще три меча были зафиксированы в одиночных погребениях. Интересной находкой из тайника в ограбленном погребении является набор серебряных вещей: флакон сферической формы с колпачковой крышкой, лучковая фибула, на иглу фибулы были нанизаны 2 обоймочки прямоугольной и треугольной формы, рядом лежали 2 восьмиугольные обоймочки с вставками из красного стекла и две пряжечки со щитками. Эта группа погребений датируется II-IV вв.н.э.

 
Печать

Исторические записки (исследования и материалы). Вып. 7. Новороссийск, 2011. С.6-41.

А.В.Колпакова, А.В.Шишлов, Н.В.Федоренко

 Новые раскопки грунтового могильника раннего железного века

«Лобанова Щель» у г. Новороссийска

           В 2005-2006 гг. археологическая экспедиция Новороссийского исторического музея-заповедника провела охранные раскопки участка памятника археологии грунтового могильника «Лобанова щель» (Колпакова А.В., 2006, 2007). Могильник расположен в Новороссийском районе г. Новороссийска Краснодарского края, в 9,9 км к западу от п. Абрау-Дюрсо, в 21 км к западу от г. Новороссийска, в 1,5 км к востоку от мыса Малый Утриш, в устье Лобановой щели, на ее левом, обращенном к морю обрывистом берегу.

       Необходимость охранно-спасательных работ была вызвана тем, что памятник разрушается вследствие обрушения береговой черты. Охранно-спасательные раскопки в предыдущие годы проводились: в 1984г. экспедицией Новороссийского музея было исследовано 7 погребений (Дмитриев А.В., 1984), и в 1990г. экспедицией Института археологии РАН было исследовано 8 погребений (Малышев А.А., 1991).

          Могильник представляет значительный интерес для науки, т.к. на сегодняшний день является единственным известным не потревоженным памятником раннего железного века на побережье. Многие погребальные комплексы могильника дошли до наших дней в первозданном виде потому, что приблизительно в X-XIII вв. н. э. в результате геологической катастрофы памятник, вместе с расположенным в тот момент на его территории средневековым поселением, был перекрыт оползнем, который оградил его в дальнейшем от грабительских раскопок (Вязкова О.Е., 1999).

          Могильник функционировал с конца VI вв. до н. э. до начала II вв. до н. э., таким образом, на памятнике представлен 400-летний временной период существования местной аборигенной культуры торетов-керкетов. Названия этих племён, как и место их расселения по побережью к ЮВ от Синдской гавани и Горгиппии (современной Анапы), известны из письменных источников древнегреческих авторов, впервые их упоминает Псевдо-Скилавк в IV в. до н.э. s-Scyl., Peripl. 73,74. Латышев В.В. 1993. с.241) К середине IV в. до н.э. территория, занятая торетами, входит в состав Боспорского царства и их название упоминается, как имя подвластного народа, в титулатуре боспорских царей, начиная с Левкона I.

          В анонимном перипле V в. н.э. говорится, что керкеты и тореты один народ и что это племя отличает опытность в мореплаванье и миролюбие (Аноо., РРЕ. 65).

Раскопы 2005, 2006гг. были заложены вдоль линии береговой черты. (Рис.1) В результате проведенных работ зафиксировано еще 11 погребений в каменных ящиках, заключенных в кольцевые каменные обкладки. Погребения были расположены на глубине до 3м от уровня современной поверхности и были перекрыты оползневым слоем суглинка с щебнем. В каменных гробницах зафиксировано от 1 до 4 погребенных. Погребенные лежали вытянуто на спине, головой в северо-восточном секторе.

При зачистке каменных конструкций погребений было найдено значительное количество фрагментов керамики и костей животных являющихся остатками тризн. Среди керамики преобладают фрагменты амфор V-IV вв. до. н.э.: Мендейских (рис.3/1,2; рис.4/1-3) (Монахов С.Ю., 2003, Тип II-А, табл.62/1-3, 66/4-6); Хиосских (рис.3/5-7; рис.4/7-9) (Монахов С.Ю., 2003, Тип III-В, табл.6/6-8, Тип III-С, 7/6, Тип II-А-2 40/1); Фасосских (рис.3/3,4; рис.4/5,6) (Монахов С.Ю., 2003, Тип I-А-4, табл.37/3,8; 40/1,5), одна ручка фасосской амфоры с клеймом в форме пифоса или амфоры (рис.3/13) (Монахов С.Ю., 2003. Табл.37/5; Монахов С.Ю., 1999. Табл. 27/1); Гераклейских (рис.3/10) (Монахов С.Ю., 2003, Тип I-А, табл.91/5); Милетских (рис.3/8,9; 4/4) (Монахов С.Ю., 2003, Вар.II-С, табл.21/2,4; Вар. IV-A, табл.8/2); Книдских (рис.4/7) (Монахов С.Ю., 2003, Вар. I-D, табл.72/5); Синопских. На двух ручках синопских амфор имеются трёхстрочные клейма:

1. ΑΣΤΥΝΟΜΟΥ;

ΑΙΣΧΙΝΟ;

ΔΑΣ,

эмблема – виноградная гроздь

(Брашинский И.Б., 1980. стр.181) (рис.3/11);

2. ΧΑΡΜΟΥ;

   [ΑΣ]ΤΥΝ[Ο]ΜΟΥ;

..ΛІΣΘΕΝΟΥ,

эмблема – канфар.

(Брашинский И.Б., 1980. Табл.205) (рис.3/12)

Также были найдены отдельные каменные предметы (рис.2/1-4) и фрагменты стенок амфор с дипинти и граффити (рис.2/5,6).

Погребение 16. (Рис.5,6)

Погребение обнаружено на глубине 100см от уровня современной поверхности, по каменной наброске над погребением. Наброска состояла из камней разного размера, которые были хаотично навалены над погребением. После фиксации каменной наброски она была разобрана и под ней были обнаружены камни обкладки и плита перекрытия погребения.

Каменная обкладка погребения овальной в плане формы, размером 318х170см, вытянута по линии ЮЗ–СВ. Обкладка погребения сложена из крупных необработанных камней размером 25х35х17см, 35х28х20см, 64х26х12см и т.д. и более мелких, которые вместе со щебнем заполняли пространство между крупными камнями, в ССЗ части обкладки был использован якорный камень (рис.6/30). Крупные камни обкладки лежали в два–три слоя. При разборе каменной наброски и при зачистке между камнями обкладки обнаружено большое количество фрагментов амфор, над С частью обкладки зафиксирован развал верхней части амфоры (рис.3/1), а к СВ от обкладки крупный фрагмент лепной миски (рис.6/29). Плита перекрытия, подпрямоугольной в плане формы, размером 185х82см, толщиной до 7см, ориентирована по линии ЮЗ–СВ. ЮЗ часть плиты расколота. Камни из верхнего слоя обкладки в СВ и СЗ части завалились внутрь на плиту перекрытия, поэтому для того, чтобы снять плиту пришлось часть камней убрать. После снятия плиты перекрытия зафиксировано погребение в каменном ящике.

Каменный ящик длиной 189см, шириной до 67см, подпрямоугольной в плане формы ориентирован с ЮЗ на СВ. Каменный ящик сложен из 4 плит: двух торцевых и двух боковых. Из конструктивных особенностей можно отметить, что концы боковых плит слегка заходили за торцевые. Размеры плит: СЗ боковая - 198х48х3см; ЮВ боковая - 192х50х3см; ЮЗ торцевая - 61х49х2см; СВ торцевая - 62х51х3см. Заполнение ящика состояло из светло-коричневой супеси, ниже костей погребенных из серого суглинка с щебнем.

         В каменном ящике зафиксировано разрушенное погребение 4-х человек (3-х взрослых и одного ребенка). Три черепа погребенных обнаружены в СВ части ящика. Череп 1 лежал у СЗ стенки ящика на левой скуле, череп 2 и череп 3 лежали перевернутыми (на темени) к В в 20см от черепа 1, в пространстве между черепами лежали в беспорядке нижние челюсти, зубы и другие мелкие фрагменты черепов. В средней части ящика зафиксированы лежащие в относительном анатомическом порядке кости позвоночника и фрагменты грудной клетки одного из погребенных. В продолжении линии позвоночника и на одном с ним уровне лежали фрагменты таза и две бедренных кости, относящиеся, видимо, к одному погребению. Все остальные кости погребенных лежали в беспорядке в Ю углу ящика. (По зубам двое погребенных – 20-30 лет, один – 30-40 лет, по длинным костям возможно 1 мужчина и 2 женщины) (определение антропологического материала могильника сделано заведующей лабораторией антропологической реконструкции Института этнологии и антропологии РАН Балуевой Т.С.). В северном углу ящика обнаружен железный наконечник копья, лежавший острием на ССВ, в 20см к ЮВ от него стоял лепной сосудик. Под черепом 3 были обнаружены железный нож и фрагменты наконечника железного копья. В средней части ящика у СЗ стенки были найдены браслет из медного сплава и шило железное, а у ЮВ стенки – два пряслица. В ЮЗ части ящика обнаружены – у СЗ стенки две бусины, в западном углу фрагментированная ойнохойя, в Ю углу среди скопления костей – браслет и подвеска из медного сплава. При разборке под костями и между костями в центральной и Ю частях ящика были обнаружены перстни и фрагменты перстней из медного сплава, бусы, подвески из раковин каури, подвески из медного сплава и свинцовое пряслице. В заполнении найдено 5 фрагментов костей животных, створка морской раковины и молочные зубы ребенка.

Описание предметов, обнаруженных при зачистке между камнями наброски и каменной обкладки погребения 16:

1. Миска лепная. Венчик загнут внутрь, край прямой. Высота-10,2 см; Д.дна-14,0 см. (рис.6/29)

2. Якорный камень из валуна овальной в плане формы, с 2-х сторон выбиты выемки. Размеры: 48,0х31,0х13,5 см. (рис.6/30)

Описание инвентаря погребения 16:

1. Наконечник копья железный. Перо остролистной в плане формы. Дл.-23,1 см; Д.втулки-2,2 см (рис.6/24)

2. Нож железный, изогнутый, треугольный в сечении. Дл.-12,9 см; Ш.-1,8 см (рис.6/27)

3. Шило железное. Прямоугольный в сечении, один конец заострен. Дл.-4,7 см; Ш.-0,7 см (рис.6/28)

4. Фрагменты наконечника копья железного. Листовидной в плане формы. Дл.-9,0 см. 2 фрагмента втулки: Дл.-5,5 см; Д.-1,8 см (рис.6/25,26)

5. Пряслице свинцовое полусферической формы. Высота-1,3 см; Д.-1,7 см (рис.6/7)

6. Пряслица лепные (2 шт.) усеченно-конической формы. Высота-1,7 см; Д.-2,5 см (рис.6/5,6)

7. Подвеска из зуба животного с просверленным отверстием. Размеры: 2,2х1,5 см. (рис.6/15)

8. Подвески из раковин каури (3 шт.). Дл.-1,8-2,3 см; Ш.-1,3-1,8 см. (рис./14)

9. Перстень бронзовый, круглопроволочный, с выпуклым щитком листовидной формы, с вырезанными изображениями (не читается). Д.-2,5 см; Ш.щитка-1,3 см. (рис.6/10)

10. Перстни из медного сплава круглопроволочные с плоскими щитками листовидной формы. Фрагментированы. (7 шт.) Д.-1,9-2,3 см; Ш.щитков – 0,7-1,2 см. (рис.6/11)

11. Браслеты из медного сплава (2 шт.) Круглопроволочные, концы разомкнуты, слегка расширяются, с кольцевой нарезкой, основания концов закруглены, украшены насечками в виде 4-х расходящихся лучиков. Д.-6,3см и 6,0см. Д.проволоки-0,4см. (рис.6/8,9)

12. Подвески из медного сплава синусоидной формы. Концы украшены шишечками и пирамидками.(2 шт.) Выс.-2,8см и 3,2см. (рис.6/12)

13. Подвески из медного сплава синусоидной формы. Концы украшены пирамидками.(2 шт.) Высота-3,1см. (рис.6/13)

14. Мисочка из черно-лакового сосуда на кольцевом поддоне, края бортика вторично затерты. Высота-3,9см; Д.дна-7,6см. (рис.6/2).

15. Кувшин с ойнохоевидным венчиком, красноглиняный. Тулово округлой формы. Дно на кольцевом поддоне. Ручка профилированная, высоко поднята над венчиком. На горле и тулове следы орнамента, горизонтальные полосы белой краской. Венчик-12,2х11,5см; Д.дна-9,0см; Ш.ручки-2,6см (рис.6/1).

16. Сосуд лепной открытого типа. Венчик утолщен, закруглен. Дно плоское. Высота-7,0 см; Д.края-9,1 см; Д.дна-6,1см. (рис.6/3).

17. Фрагменты дна и стенок лепного сосудика. Д.дна-6,4см. (рис.6/4)

18. Бусы гешировые

- цилиндрической, продольно-вытянутой формы (34 шт.) Д.-0,5-1,0см. Ш.-0,7-1,1см. (рис.6/16);

- каплевидной и стрелковидной формы.(23 шт.) Д.-0,5-1,0см. Ш.-0,7-1,1см.;

- коротко-цилиндрической формы формы.(34 шт.) Д.-0,3-0,5см; Дл.-0,5-0,6см. (рис.6/18);

- треугольной формы (2 шт). Дл.-1,4см; Ш.-0,7см.

19. Бусы стеклянные:

- округлые, ребристые из непрозрачного черного стекла, с широкими каналами отверстий (19 шт.). Д.-1,2см; Ш.-0,8см. (рис.6/20);

- биконической формы из полупрозрачного синего и белого стекла (24 шт.) Д.-0,7-0,8см; Ш.-0,5-0,7см. (рис.6/21);

- бусина глазчатая. Округлой, поперечно-сжатой формы, из глухого голубого стекла с бело-голубыми глазками. Д.-1,1см; Ш.-0,7см. (рис.6/22);

- бусина пирамидальной формы из голубого стекла. Высота-1,6см; Ш.-0,7см. (рис.6/23)

Погребение датируется V-IV вв. до н.э.

Погребение 17. (Рис.7,8)

Погребение обнаружено по развалу камней обкладки на глубине 130–145см от уровня современной поверхности. Каменная обкладка погребения овальной в плане формы, размером 307х164см, вытянута по линии ЮЗ–СВ. Обкладка погребения сложена из крупных необработанных камней размером 27х35х17см, 25х18х20см и т.д. и более мелких, которые вместе с щебнем заполняли пространство между крупными камнями. Камни из верхнего слоя обкладки в СВ и СЗ части завалились внутрь на плиты перекрытия, поэтому для того чтобы снять плиты пришлось часть камней убрать.

Перекрытие состояло из 3-х плит: СВ плита в плане полуовала, размером 87х71см, толщиной 2см, центральная плита подпрямоугольной формы размером 75х57см и толщиной 2–3см, ЮЗ плита неправильной в плане формы, размером: 84х81х2см (Уровень I).

После снятия плит перекрытия зафиксировано погребение в каменном ящике (Уровень II). Каменный ящик длиной до 197см, шириной до 54см, подпрямоугольной в плане формы ориентирован с ЮЗ на СВ. Каменный ящик сложен из 8 плит: двух торцевых и шести боковых, где каждая боковая стенка состояла из 3 плит. Из конструктивных особенностей можно отметить, что концы боковых плит слегка заходили за торцевые. СЗ боковая стенка, обшей длиной 204см, состояла из трех плит размером: 88х41х4см, 86х40х4см, 89х45х5см. ЮВ боковая стенка общей длиной 204см состояла из трех плит размером: 111х48х3см, 53х50х2см, 86х47х3см. ЮЗ торцевая стенка размером 44х38х2см; СВ торцевая стенка размером 46х44х1,5см. Заполнение ящика состояло из светло коричневой супеси, ниже костей погребенных из серого суглинка с щебнем.

В каменном ящике зафиксировано погребение двух человек, лежавших головой на СВ. Костяк-1 (женщина 30-40 лет) был сдвинут к СЗ стенке ящика. Череп в С углу ящика на основании, кости рук и ног сдвинуты со своих мест к СЗ стенке ящика, кости таза и часть ребер ближе к З углу ящика.

Костяк-2 (мужчина 30-40 лет) лежал вытянуто на спине, верхняя часть черепа слегка завалился к СЗ, нижняя челюсть на основании. Кости рук прямо, кисти под костями таза. Бедренные кости ног сдвинуты в коленях, берцовые кости ног прямо. В ЮЗ углу ящика зафиксированы два лепных сосуда, при разборке погребения под горшком были обнаружены 2 пряслица.

При зачистке каменной обкладки погребения 17 было обнаружено:

1. Грузило каменное из гальки, овальной в плане формы, с 2-х сторон выбиты выемки. Размеры: 9,3х5,5х2,5см. (рис.9/5)

         Описание инвентаря погребения 17:

1. Сосуд лепной, ассиметричный. Тулово реповидной формы. Горло широкое, венчик отогнут наружу. Высота-14,4 см; Д.венчика-16,2см; Д.дна-11,0см. (рис.8/1)

2. Миска лепная, ассиметричная. Венчик выделен, уплощен. Высота-7,0см; Д.венчика-15,5см; Д.дна-9,5см. (рис.8/2)

3. Пряслице лепное усеченно-конической формы. Высота-1,2см; Д.-2,3см. (рис.8/3)

4. Пряслице свинцовое полусферической формы. Высота-0,8 см; Д.-1,5 см. (рис.8/4)

Погребение датируется V-IV вв. до н.э.

Погребение 18. (Рис.9)

Погребение в каменном ящике обнаружено на границе с раскопом 1990г., на глубине 164см от уровня современной поверхности по плите перекрытия ориентированной с ЮЗ на СВ. Конструкции каменного ящика примыкали к каменным обкладкам погребений 20, 22, 24 и были выявлены при их расчистке. Плитой перекрытия погребения служил уплощенный, окатанный морем камень, неправильной, пятиугольной в плане формы с закругленными углами, размерами: 60х35х7см (Уровень I).

После снятия перекрытия зафиксировано детское погребение в каменном ящике (Уровень II). Каменный ящик ориентирован с ЮЗ на СВ, сложен небрежно. Его длина до 46см, ширина до 35см. Боковые стенки сложены из двух обломков плит каждая, концы которых заходят друг за друга и за торцевые стенки ящика. СЗ стенка состояла из двух плит размером 40х12х7см и 41х12х4см. ЮВ стенка состояла из двух плит, одной размером 32х13х4см и второй треснувшей плиты размером 56х15х6см. СВ торцевая стенка состояла из окатанного морем валуна размером 24х19х7см. ЮЗ торцевая стенка состояла из обломка плиты размером 24х12х6см. Заполнение ящика состояло из темно – серого суглинка с щебнем.

На глубине 11–14см от верхнего уровня боковых стенок ящика зафиксировано разрушенное погребение ребенка 2-3-х лет. Фрагменты черепа обнаружены в средней части ящика, фрагменты ребер в СВ части, а фрагменты длинных костей в ЮЗ части. Предметов не обнаружено.

Погребение датируется периодом существования могильника.

Погребение 19. (Рис.10)

Погребение обнаружено на глубине 75–90 см от уровня современной поверхности, по каменной обкладке погребения. Каменная обкладка погребения овальной в плане формы, размером 330х178см, вытянута по линии ЮЗ–СВ. Обкладка погребения сложена из крупных необработанных камней размером 25х33х17см, 25х18х20см, 38х37х12см и т.д. и более мелких, которые вместе с щебнем заполняли пространство между крупными камнями. В СВ и В части обкладки камни сползли на уцелевший фрагмент перекрытия. Плита перекрытия неправильной в плане формы, размером 115х65х7см перекрывала СВ часть ящика. Каменный ящик длиной 228см, шириной до 87см, подпрямоугольной в плане формы ориентирован с ЮЗ на СВ. Из конструктивных особенностей можно отметить, что концы боковых плит заходили за торцевые. СЗ боковая стенка ящика состояла из двух плит размером 192х60х7см, 11х62х4см концы которых заходили один за другой. ЮВ боковая стенка состояла из одной треснувшей по середине плиты размером 220х66х6см. ЮЗ торцевая размером 64х59х3см; СВ торцевая с закругленными углами размером 75х57х5см. Заполнение ящика состояло из темно – серого суглинка с щебнем. В заполнении обнаружены фрагменты амфор и сосудов, фрагмент втулки наконечника копья железного. Костей человека не обнаружено.

Погребение ограблено в древности.

При зачистке, над погребением и между камнями обкладки погребения 19 было обнаружено:

1.Отбойник каменный, обработан со всех сторон. Размеры: 8,8х5,3х6,8см. (рис.10/1)

2.Орудие каменное из гальки. Дл.-14,0 см; Ш.-6,5 см. (рис.10/2)

3.Пемза подтреугольной в плане формы. Размеры: 7,0х7,0х3,8см. (рис.10/3)

4.Подвеска из морской раковины. Размеры:3,7х2,7 см. (рис.10/5)

5.Сосуд из медного сплава (фрагментирован). Тулово усеченно-конической формы. Верхняя кромка завернута внутрь. На стенках имеются отверстия. Д.дна-ок.11,0 см; Высота.-ок.5,2 см. (рис./4)

В заполнении погребения 19 обнаружено:

1.Фрагмент втулки наконечника копья железного. Дл.-6,7 см; Д.-1,8см. (рис.10/6)

2.Фрагмент ножки амфоры фасосской (Посл. четв. – кон. V в. до н. э. Монахов С.Ю., 2003. Табл.54/3) (рис.10/7)

Погребение датируется V в. до н.э.

Погребение 20. (Рис.11)

Погребение в каменном ящике с каменной обкладкой обнаружено на границе с раскопом 1990г, на глубине 125см от уровня современной поверхности, по обнажившимся после зачистки каменным конструкциям, ориентированным с ЮЗ на СВ. Погребение ограблено и частично разрушено еще в древности. Каменная обкладка погребения зафиксирована вдоль ЮВ, ЮЗ и СЗ стенок ящика, С угол и часть СЗ стенки ящика примыкали к обкладке и Ю углу каменного ящика погребения 24, СВ стенка ящика примыкала к обкладке погребений 24 и 19. Каменная обкладка сложена из камней размером 43х17х12см, 26х22х17см и т.д. Камни обкладки частично сползли со своих мест к ЮЗ, вниз по склону. Плита перекрытия отсутствовала, заполнение ящика состояло из темно–серого суглинка с щебнем и камнями.

Каменный ящик размером 143х74см. Плиты, из которых сложен ящик грубые, необработанные. Стенки ящика сползли со своих мест и завалились на внешнюю сторону, как из–за разрушения обкладки погребения, так и из–за того, что уровень погребения ниже уровня нижнего края плит. СЗ боковая стенка состояла из двух плит, размером 76х27х7см и 48х24х5см концы которых заходили в средней части стенки один за другой. ЮВ боковая стенка состояла из двух плит размером 67х30х7см и 57х22х6см и маленькой плитки, стоявшей в Ю углу ящика размером 20х18х2см. ЮЗ стенка ящика состояла из одной плиты размером 54х29х13см. СВ стенка ящика состояла из одной расколотой плиты размером 46х32х8см.

После расчистки заполнения обнаружено разграбленное погребение. В центре СВ половины каменного ящика зафиксирован перевернутый, лежавший на теменной части череп, к Ю от него в10 см лежала нижняя челюсть, к ЮЗ в беспорядке лежали кости грудной клетки. На своем месте остались в ЮЗ части ящика кости ног, возможно несколько сдвинутые. Исходя из положения костей, погребенный (ребенок 5-6 лет) лежал головой на СВ. В СВ половине ящика, рядом с черепом, к ВЮВ от него зафиксирована гривна из медного сплава, в 7см к Ю - височная подвеска. По всей площади погребения встречались бусы. В З углу ящика лежал разбитый кувшин, возле него под СЗ стенкой ящика - раковина каури, а под ЮВ противоположной стенкой был найден перстень. При разборке под ЮЗ стенкой ящика обнаружены 3 подвески-лунницы из серого металла, фрагмент ножа и фрагмент пряслица. В заполнении найдены пронизи из костей животных и кости рыб (шипы ската).

Описание инвентаря погребения 20:

1. Сосуд коричневоглиняный. Венчик отогнут наружу, с выносом треугольным в сечении. Тулово реповидной формы. Дно на кольцевом поддоне, ручка петлевидная, выходит из венчика. Высота-17,7см. Д.дна-6,9см. (рис.11/1)

2. Гривна из медного сплава из витой проволоки. Концы расплющены и с отверстиями. Размеры: 15,7х12,6 см. (рис.11/9)

3. Лунницы-подвески из серого металла (3 шт.). Ромбовидные в сечении, на концах шишечки. Размеры: 3,8х3,3см; 3,4х2,5см; 1,8х2,1см. (рис.11/4-6).

4. Подвеска из медного сплава синусоидной формы. Концы украшены пирамидками с шишечками. Размеры: 2,7х1,5см. (рис.11/8)

5. Перстень из медного сплава круглопроволочный, с плоским щитком листовидной формы с вырезанным изображением (стоящая цапля?). Д.-1,5см. Ш.щитка-0,7см. (рис.11/7)

6. Пряслице керамическое лепное, усеченно-биконической формы. Высота-2,5 см; Д.-2,9 см. (рис.11/3)

7. Нож железный (черенок и фрагмент лезвия). Размеры:5,0х1,8 см. (рис.11/2)

8. Пронизи из позвонков животных (3 шт.) с 3-мя и 2-мя каналами отверстий. Овальной и округлой в плане формы. Размеры:3,0х2,1х1,2см; 1,8х1,9х0,8см; 1,5х0,9х0,5см. (рис.11/15-17)

9. Подвеска из раковины каури. Размеры:2,0х1,3х0,7см. (рис.11/14)

10. Бусы гешировые:

-  в виде топориков (16 шт.) Высота-1,5-1,7см. Ш.-0,4-0,5см. рис.11/10);

- коротко-цилиндрической формы (23 шт.) Дл.-0,5-0.6см. Д.-0,3-0,5см. (рис.11/11).

11. Бусы стеклянные (5 шт.), цилиндрической, продольно-вытянутой формы из черного глухого стекла. Д.-0,8см. Ш.-0,6-0,7см. (рис.11/12);

12. Бусы (4 шт.) округлые поперечно-сжатой формы из коричневого и темно-синего глухого стекла, с широким каналом отверстия. Д.-0,8-0,9см; Дл.-0,6см. (рис.11/13)

Погребение датируется V-IV в. до н.э.

Погребение 21. (Рис.12,13)

Погребение обнаружено по камням обкладки на глубине 110см от уровня современной поверхности. Каменная обкладка погребения овальной в плане формы, размером 330х170см, вытянута по линии ЮЗ–СВ. Обкладка погребения сложена из крупных необработанных камней размером 42х35х17см, 42х28х20см и т.д. и более мелких, которые вместе с щебнем заполняли пространство между крупными камнями. Плита перекрытия отсутствовала.

Каменный ящик длиной 255см, шириной до 112см, подпрямоугольной в плане формы ориентирован с ЮЗ на СВ. Каменный ящик сложен из разных по размеру и в разной степени обработанных шести плит: двух торцевых и четырех боковых. Из конструктивных особенностей можно отметить, что боковые стенки состояли из двух плит каждая, поставленных встык и что северо-восточные концы СЗ и ЮВ боковых плит слегка, не более 1см, заходили за СВ торцевую плиту. СЗ боковая стенка состояла из двух плит, неправильной в плане формы: одна длиной 165см, шириной на северо-восточном конце 53см, на юго-западном конце 35см и толщиной 5см, вторая длиной 86см, шириной на северо-восточном конце 35см, на юго-западном конце до 40см и толщиной 5см. ЮВ боковая стенка состояла из двух плит, одна подпрямоугольной в плане формы размером 140х40х5см; вторая – расколотая, подпрямоугольной в плане формы (юго-западный конец плиты оббит и шире чем северо-восточный) длиной 97см, шириной на северо-западном конце 35см, на юго-западном конце 43см, шириной 4см. ЮЗ торцевая плита расколота, от нее осталось два небольших фрагмента: один из которых завалился внутрь, размером 60х10х5см и второй чуть наклоненный внутрь, размером 25х22х3см; СВ торцевая плита неправильной в плане формы, верхняя часть плиты шире, концы подпрямоугольные, нижняя часть плиты уже, северо-западный конец закругляется, юго-восточный - оббит. Плита треснула посередине, ее длина: верхний конец 111см, нижний конец 90см, ширина до 65см, толщина 5см. Заполнение ящика состояло из темно – серого суглинка с щебнем и камнями.

На дне ящика зафиксировано разрушенное и ограбленное погребение трех взрослых человек (по длинным костям двое мужчин и одна женщина, по нижним челюстям 40-50 и 18-25 лет).

Костяк 1. От костей погребенного остались 2 бедренные и одна берцовая кости ног, лежащие в одну линию, кости сдвинуты к СЗ стенке ящика, исходя из их положения, погребенный лежал головой на СВ. Между костями и СЗ стенкой ящика компактно лежали два амфориска и фрагмент краснолакового канфара. При зачистке, в слое, чуть выше перечисленных сосудов (на 2–3см) были найдены лепной сосудик и краснолаковая мисочка.

Костяк 2 (Уровень II). От костей погребенного остались фрагмент таза, фаланги пальцев рук, бедренные и берцовые кости и фаланги пальцев ног, сдвинутые к СЗ стенке ящика ниже уровня Костяка 1. Исходя из положения костей, погребенный лежал головой на СВ. Под бедренными костями у СЗ стенки ящика находилась нижняя часть черно–лакового сосуда, а под ней лежали железные нож и шило, в области фаланг пальцев рук были найдены перстень из медного сплава и железный перстень. При разборке костей, под костями таза были найдены еще два железных перстня.

Костяк 3. От костей погребенного остались не потревоженными кости левой руки, лежавшие прямо, фаланги пальцев правой руки у правого бедра, фрагменты таза, кости ног (бедренные и берцовые кости и фаланги пальцев ног), лежавшие прямо. Все это позволяет сделать вывод, что погребенный лежал вытянуто на спине головой на СВ, кости рук прямо вдоль туловища, кости ног прямо. На фалангах пальцев левой руки были обнаружены два перстня из медного сплава. В 5см к ЮВ от локтевой кости был зафиксирован перстень железный. В заполнении погребения были найдены две нижние челюсти людей, 2 бусины и 3 фрагмента костей животных.

         Описание инвентаря погребения 21:

1. Миска краснолаковая. Бортик загнут внутрь. Дно на кольцевом поддоне. Бурый лак с обеих сторон. Высота-3,5см; Д.венчика-8,0см; Д.дна-3,3см. (рис.13/1).

2. Сосудик лепной. Тулово усеченно-конической формы, дно на кольцевом поддоне. Высота-3,7см; Д.венчика-6,0 см; Д.дна-4,0см. (рис.13/2)

3. Канфар краснолаковый (фрагмент). Тулово конусовидной формы. Края и ножка оббиты, утрачены в древности. Внутри – красный лак, снаружи – бурый лак. Высота-5,5 см; Д.тулова-9,2 см. (рис.13/3)

4. Амфориски краснолаковые (2 шт.). Тулово яйцевидной формы, горло высокое, узкое, венчик отогнут наружу. Ножка высокая. Дно кольцевидное, плоское. На плечиках с 2-х сторон петлевидные ручки. Лак покрывал горло с внутренней и внешней сторон. Высота-15,8см и 16,0см; Д.венчика-2,9см и 3,3см; Д.тулова-5,5см и 5,8см; Д.дна-2,7см и 2,9см. (рис.13/4,5)

5. Сосуд (нижняя часть) чернолаковый. Тулово округлой формы. Дно на кольцевом поддоне. Сохранилось место прилепа уплощенной ручки. Высота-6,3 см; Д.тулова-11,3 см; Д.дна-7,5 см. (рис.13/6)

6. Перстень-печатка из медного сплава, массивный. Стремявидной в плане формы. Щиток овальный в плане с вырезанным изображением Сатира, играющего на флейте. Размеры: 2,0х2,5см; Щиток-2,5х2,1см. (рис.13/9)

7. Перстень-печатка из медного сплава. Округлой в плане формы, один край приплюснут, образует овальный щиток, гладкий. Сбоку – изображение головы человека в профиль. Размеры:2,1х2,2см. Ш.щитка-1,1см. (рис.13/10)

8. Перстень-печатка из медного сплава. Округлой в плане формы, один край приплюснут, образует округлый щиток с вырезанным изображением - веточкой. Д.-2,1 см. Ш.щитка-1,1 см. (рис.13/11)

9. Игла из медного сплава из проволоки, круглой в сечении. Дл.-6,9см; Д.проволоки-0,2см. (рис.13/21)

10. Ножи железные (2 шт.). Черенок прямоугольный в сечении, лезвие треугольное в сечении. У одного в месте соединения черенка и лезвия заклепка. Дл.1-12,5 см; Ш.1-1,7 см. Дл.2-8,1см; Ш.2-1,7см; Д.заклепки-0,5см. (рис.13/17,18)

11. Шилья железные (2 шт.). Квадратные в сечении, концы заужены. Дл.-5,9см и 6,3см; Ш.-0,4см и 0,5см. (рис.13/19,20)

12. Перстни-печатки железные (4 шт.). Д.- 3,2см; 2,6см; 3,0см; 2,8см. (рис.13/12-15)

13. Пряслице керамическое лепное, усеченно-конической формы. Высота-1,8 см; Д.-2,7 см. (рис.13/16)

14. Бусина бочковидной формы из глухого черного стекла с поперечной полосой из глухого белого стекла. Д.-0,8 см. Дл.-1,5 см. (рис.13/7)

15. Бусина четырехгранная с изогнутыми ребрами из голубого прозрачного стекла. Ш.-0,7 см. Дл.-1,8 см. (рис.13/8)

Погребение датируется III- началом II вв. до н.э.

Погребение 22. (Рис.14)

Ограбленное детское погребение в каменном ящике обнаружено на глубине 130см от уровня современной поверхности по уцелевшей плите перекрытия (Уровень I). В северном секторе, вдоль СЗ и СВ стенок ящика, но не примыкая к ним, зафиксировано четыре крупных камня размером от 25х20х15см до 38х28х20см, видимо, оставшихся от обкладки погребения. Плита перекрытия подпрямоугольной в плане формы с оббитыми углами размером 78х45х3см, ориентирована с ЮВ–СЗ, т.е. перпендикулярно положению ящика (можно предположить, что плиту развернули грабители)

Каменный ящик длиной 88см, шириной до 45см, подпрямоугольной в плане формы ориентирован с ЮЗ на СВ. Каменный ящик сложен из четырех плит: двух боковых и двух торцевых. Из конструктивных особенностей можно отметить, что концы боковых плит заходили за торцевые плиты. Боковые стенки состояли из необработанных, неровно выломанных подпрямоуголных в плане плит размером: СЗ плита 88х29см и толщиной 4–9см: ЮВ плита 77х30см и толщиной 2–3,5 см. Торцевые стенки состояли из подпрямоуголных в плане плит с оббитыми углами размером: СВ плита 34х30х3см, ЮЗ плита 40х32х4см. Заполнение ящика состояло из темно – серого суглинка с щебнем и камнями

После зачистки, на глубине 18–20см от верхнего края плит обнаружено разрушенное в древности погребение ребенка 5-6 лет (Уровень I). Кости плохой сохранности. В центральной части ящика обнаружен один сильно фрагментированный череп, в СВ части ящика еще три крупных фрагмента черепа, а также одна нижняя челюсть и фрагменты ребер и длинных костей. В южном углу ящика у ЮВ стенки обнаружена ножка амфоры, в центральной части – фрагмент стенки амфоры. При разборке костей черепа были обнаружены подвеска из раковины каури, предмет железный и фрагмент кости животного.

         Описание инвентаря погребения 22:

1. Подвеска из раковины каури. Дл.-1,8 см; Ш.-1,2 см. (рис.14/2)

2. Предмет железный (фрагмент). Овальной в плане формы, уплощенной в сечении. 2,0х1,5см. (рис.14/3)

3. Ножка хиосской амфоры. (Тип.II. Вторая-третья четв. IV вв. до н. э. Монахов С.Ю., 2003. Табл.64/4) (рис.14/1)

         Погребение датируется V в. до н.э.

Погребение 23. (Рис.15)

Ограбленное детское погребение в каменном ящике обнаружено на глубине 157см от уровня современной поверхности при разборке каменного развала к ЮЗ от погребения 19 и к З от погребения 16.

Каменный ящик длиной 51см, шириной до 30см, подпрямоугольной в плане формы ориентирован с ЮЗ на СВ. Каменный ящик сложен из четырех плит: двух боковых и двух торцевых. Из конструктивных особенностей можно отметить, что концы боковых плит заходили за торцевые плиты. Боковые и торцевые стенки состояли из необработанных, неровно выломанных неправильных в плане плит размером: СЗ боковая плита длиной 51см, шириной 15–20 см, толщиной 3см: ЮВ боковая плита длиной 46см, шириной 10–18 см и толщиной 3–5 см, СВ торцевая плита длиной 25см, шириной 11–18см, толщиной 2–4см, ЮЗ торцевая плита диной 13см, шириной 2–20см,толщиной 1,5–2см. Заполнение ящика состояло из темно – серого суглинка с щебнем и камнями

После зачистки, на глубине 10–11см от верхнего края плит обнаружено разрушенное в древности захоронение ребенка (около 1 года). Кости плохой сохранности. В СВ части ящика обнаружен сильно фрагментированный череп, в центральной части ящика у СЗ стенки фрагмент длинной кости. В центральной части ящика лежал крупный фрагмент стенки амфоры.

Погребение датируется периодом существования могильника.

Погребение 24. (Рис.16)

         Погребение в каменном ящике обнаружено по камням обкладки на глубине 104 см от уровня современной поверхности. Каменная обкладка зафиксирована вдоль СЗ, СВ и ЮВ стенок ящика, у ЮЗ стенки и у Ю угла ящика обкладка разрушена северным углом погребения 20. Обкладка погребения в СВ и ЮВ секторах сложена из крупных необработанных камней размером 47х33х17 см, 54х29х20 см, 50х37х12 см и т.д., лежавших в один ряд, в СЗ секторе из крупных камней и более мелких в два-три слоя, и щебня с суглинком которые заполняли пространство между камнями. Пространство между камнями обкладки было перекрыто мелкими обломками камней и щебнем. После зачистки были зафиксированы две плиты перекрытия каменного ящика. СВ плита пятиугольной в плане формы длиной 65см, шириной 52см, толщиной 4,5см. ЮЗ плита также пятиугольной в плане формы, но лежащая длинной стороной поперек погребения, длиной 71см, шириной 46см, толщиной 4,5см (Уровень I).

После снятия перекрытия зафиксировано разрушенное детское погребение в каменном ящике (Уровень II). Каменный ящик ориентирован с ЮЗ на СВ, сложен небрежно. Его длина до 111см, ширина до 44см. СЗ стенка состояла из двух плит, концы которых заходят друг за друга и за торцевые стенки ящика. Одна плита подпрямоугольной в плане формы размером 80х24х7см, другая в виде обломка с северо-восточным заостренным концом размером 60х26х5 см. ЮВ боковая стенка состояла из одной плиты неправильной в плане формы с заостренными концами, заходящими за торцевые плиты, длиной 91 см, шириной 29 см, толщиной 4–7 см. СВ торцевая стенка состояла из обломка плиты, завалившегося внутрь, размером 25х22х4 см. ЮЗ торцевая стенка состояла из обломка плиты, завалившегося наружу, размером 30х22х3,5 см. Заполнение ящика состояло из темно-серого суглинка с щебнем.

После зачистки на глубине 10–21 см от верхнего края плит обнаружено разрушенное в древности детское погребение. Кости плохой сохранности. В СВ части ящика обнаружены многочисленные фрагменты черепов и мелкие фрагменты ребер и длинных костей. Таким образом, зафиксировано захоронение 2-х человек (ребенка до 6 месяцев и ребенка 1-1,5 года). В Ю углу ящика у ЮВ стенки зафиксирована крупная галька. В заполнении обнаружены мелкие кости рыб, оказавшиеся подвесками.

         Описание инвентаря погребения 24:

1. Подвески из костей рыб (шипов ската) с отверстиями (4 шт.). Размеры: 1,8х1,5см; 1,8х1,3см; 1,4х1,2см; 1,3х1,0см. (рис.16)

Погребение датируется периодом существования могильника.

Погребение 25. (Рис.17,18)

Погребение обнаружено на глубине от 170 до 220см от уровня современной поверхности, по каменной обкладке. Каменная обкладка погребения овальной в плане формы, размером 336х174см, вытянута по линии ЮЗ–СВ. Обкладка погребения сложена из крупных необработанных камней размером 46х24х17см, 35х24х20см, 28х26х12см и т.д. и более мелких, которые вместе с щебнем заполняли пространство между крупными камнями. Крупные камни обкладки лежали в два–три слоя, с наклоном в сторону погребения. В СВ части обкладки погребения, с внешней стороны на камнях обкладки, зафиксирован крупный фрагмент жертвенного камня, плиты с круглым отверстием (эсхара) (рис.18/1). Фрагмент лежал, опираясь верхним концом на камни обкладки, наклонно на ВСВ. Заполнение внутри каменной обкладки состояло из обломков плит мелких камней, после их разборки было зафиксировано перекрытие погребения. Перекрытие состояло из 5 плит, лежавших в два слоя. Плиты лежали наклонно с СЗ на ЮВ, завалившись ЮВ краями внутрь ящика, так что ЮВ часть ящика оставалась открытой. Верхние три плиты неправильной в плане формы, лежали последовательно одна за другой: СВ плита, длиной 65см, шириной до58см, толщиной 4см; центральная плита длиной 76см, шириной до 44см, толщиной 4см; ЮЗ плита длиной 45см, шириной до34см, толщиной 4см. Нижние две плиты неправильной в плане формы лежали внахлёст: СВ плита длиной 158см, шириной до56см, толщиной 4см лежала своим ЮЗ концом на СВ половине ЮЗ плиты; ЮЗ плита длиной 111см, шириной до 48см, толщиной 4см (Уровень I).

После снятия плит перекрытия зафиксировано погребение в каменном ящике (Уровень II). Каменный ящик длиной 207см, шириной до 77см, подпрямоугольной в плане формы ориентирован с ЮЗ на СВ. Каменный ящик сложен из 6 плит: двух торцевых и четырёх боковых. Из конструктивных особенностей можно отметить, что концы боковых плит заходили одна за другую и заходили за торцевые плиты. Размеры плит: СЗ боковые - 145х67х4,5см и 92х67х4,5см; ЮВ боковые - 137х350х5см и 96х27х5см; ЮЗ торцевая - 60х27х2см; СВ торцевая - 50х35х3,5см. Заполнение ящика состояло из темно-серого суглинка с щебнем и обломками плит, ниже костей погребенных - из серого суглинка с щебнем.

         В каменном ящике зафиксировано погребение трех человек. Погребенный №1 (мужчина, 40-50 лет) лежал вытянуто на спине, вдоль СЗ стенки ящика, головой на СВ, череп раздавлен и завалился вперед. Кости правой руки прямо, кости левой руки смещены со своих мест: плечевая кость сползла вдоль грудной клетки, локтевая и лучевая кости разъединены и смещены ЮВ. Кости ног прямо.

         Кости двоих других погребенных сдвинуты к ЮВ стенке ящика. Черепа погребенного №2 (возможно женщина, 18-25 лет) и погребенного №3 (женщина, 18-25 лет), лежали соответственно, череп №2 в 5см к ЮВ, а череп №3 в 13см к ЮЮВ от черепа погребенного №1, в В углу ящика лежала перевернутая нижняя челюсть. Вдоль ЮВ стенки ящика зафиксированы беспорядочно лежащие кости позвоночника, фрагменты грудной клетки и две бедренные кости   одного из погребенных.

         У СВ торцевой стенки, в 13см к В от черепа Погребенного №1 был найден красноглиняный сосудик, лежащий на боку, горлом на ССВ. К Ю от костей стопы левой ноги Погребенного №1 стояла лепная миска, а в 5см от неё к ЮВ стоял лепной сосуд. В 2см от него, вдоль ЮЗ торцевой стенкой ящика лежало шило железное. В средней части погребения у ЮВ стенки зафиксирован железный нож.

         При разборке, в В углу ящика обнаружен железный наконечник копья, лежавший под стенкой ящика острием на СВ, под костями и между костей погребённых в центральной и ЮЗ частях ящика были обнаружены: гривна из медного сплава в В углу ящика под челюстью; перстень из медного сплава; бусы под костями таза погребенного №1; подвески синусовидные из медного сплава между черепами 2 и 3; в Ю углу ящика 4 конуса (3 - железных, 1 - из медного сплава), лежащих вряд и фрагмент дна красноглиняного сосуда на кольцевом поддоне; между коленными суставами ног погребенного №1 лежали 6 конусов (3 – из медного сплава и 3 – железных); между костями стоп – железный нож, между лепным сосудом и стенкой ящика – шило железное. Кроме этого, в заполнении найдены фрагменты керамики и костей животных.

Описание инвентаря погребения 25:

1. Наконечник копья железный. Перо остролистной в плане формы. Дл.-24,0см. Ш. пера – 2,8см. Д.втулки-2,0см (рис.18/15)

2. Лекиф красноглиняный. Горло узкое, венчик расширяется раструбом, край скошен. При переходе венчика к горлу валик. Тулово реповидной формы. Дно на кольцевом поддоне, ручка петлевидная, слегка профилирована в сечении. Высота-10,5 см. Д. тулова – 8,5см. Д. дна – 5,5см. Ш. ручки – 1,4см. (рис.18/2)

3. Сосудик лепной. Тулово биконической формы. Горло широкое, венчик слабо выражен, слегка отогнут наружу, закруглен. Высота-7,0см. Д.тулова-9,2см. Д.венчика-6,7см; Д.дна-5,8см (рис.18/3)

4. Миска лепная. Края скошены. Высота-6,0 см. Д.венчика-14,0 см. Д.дна-8,0см. (рис.18/4)

5. Ножи железные, спинка изогнутая. Лезвие треугольное в сечении. Дл.-10,0 см; Ш.-2,0см и 1,5см. (рис.18/16,17)

6. Гривна из медного сплава из проволоки, ромбовидной в сечении. Концы заужены, расплющены, на одном фрагмент отверстия. Размеры: 13,5х11,5см. Ш.-0,6см. (рис.18/9)

7. Перстень (фрагмент) из медного сплава, круглопроволочный, с миндалевидным щитком листовидной формы, с вырезанными изображениями (не читается). Щиток-1,3х1,7см. (рис.18/7)

8. Бусы стеклянные (25 шт.), из них:

- биконической формы из полупрозрачного голубого (5) и желтого (18) стекла Д.-0,6-0,7см; Ш.-0,4-0,5см. (рис.18/10);

- бочковидной формы из полупрозрачного желтого стекла (1). Д.-0,5см; Дл.-0,8см. (рис.18/11);

- округлой, поперечно-сжатой формы из полупрозрачного желтого стекла (1). Д.-0,5см; Ш.-0,5см. (рис.18/12);

9. Подвеска из кости рыбы (шипа ската) с отверстием. Размеры: 2,1х1,8х0,9см. (рис.18/13)

10. Подвеска из раковины каури. Размеры: 2,1х1,5см. (рис.18/14)

11. Подвески из медного сплава (2 шт.) синусоидной формы. Концы украшены пирамидками. Высота-2,7см и 2,4см. Д.проволоки-0,3см. (рис.18/8)

12.Конусы из медного сплава (4 шт.). Свернуты из тонкой пластинки. Дл.- 3,6см; 2,7см; 2,5см; 1,5см. (рис.18/19-22)

13. Конусыжелезные (6 шт.). Свернуты из пластинки. Дл.- 2,6см; 2,6см; 2,4см; 2,3см; 2,1см; 1,7см. (рис.18/23-28)

14. Шило железное, прямоугольное в сечении, один конец заострен. Дл.-7,0 см; Ш.-0,8 см (рис.18/18)

Погребение датируется IV вв. до н.э.

Погребение 26. (Рис.19)

Погребение обнаружено на глубине 306см от уровня современной поверхности, по каменной обкладке. Каменная обкладка погребения овальной в плане формы, размером 194х120см, вытянута по линии ЮЗ–СВ. Обкладка погребения сложена из крупных необработанных камней размером 25х28х10см, 30х18х16см, 30х24х12см и т.д. и более мелких, которые вместе с щебнем заполняли пространство между крупными камнями. Сама гробница была перекрыта 6-ю плитами, уложенными в два ряда. В верхнем ряду, перекрывая центральную и восточную часть ящика, лежали 2 плиты неправильной в плане формы, размером 50х44х3см, 33х24х3см. В нижнем ряду было уложено стык в стык 4 плиты подпрямоугольной в плане формы, размером 55х28х5см, 54х30х5см, 55х26х5см, 50х32х5см (Уровень I).

После снятия плит перекрытия зафиксирован каменный ящик (Уровень II) длиной 210см, шириной до 78см, подпрямоугольной в плане формы ориентирован с ЮЗ на СВ. Из конструктивных особенностей можно отметить, что концы боковых плит заходили за торцевые. СЗ боковая стенка ящика состояла из двух плит, подпрямоугольной в плане формы, размером 120х40х6см, 122х40х4см концы которых заходили один за другой. ЮВ боковая стенка состояла из двух плит, концы которых заходили один за другой: одной треснувшей почти по середине плиты, с неровно обломанным под углом ЮЗ концом, длиной 100-124см, шириной до 42см, толщиной 1-4см; и второй плиты подпрямоугольной в плане формы размером 120х38х3см. ЮЗ торцевая плита размером 60х23х3см; СВ торцевая плита размером 70х44х2,5см. Заполнение ящика состояло из темно– серой супеси.

На дне ящика зафиксировано погребение двух детей. Сохранность костей плохая. Погребенный №1 (ребенок 5-6 лет), исходя из положения сохранившихся костей, лежал вытянуто на спине, головой на СВ. Череп на основании, бедренные кости ног прямо. Кости погребенного №2 (ребенка 4-5 лет) были сдвинуты к ЮВ стенке ящика, череп находился в В углу. При разборке погребения, под черепом погребённого №1 были обнаружены стеклянные бусы и подвеска из раковины каури. В заполнении найден 31 фрагмент стенок античных амфор.

Описание инвентаря погребения 26:

1. Бусы стеклянные (11 шт.) биконической формы из полупрозрачного голубого стекла. Д.-0,6-0,8 см; Ш.-0,5-0,7 см. (рис.19/2).

2. Подвеска из раковины каури. Размеры: 2,1х1,5 см. (рис.19/1)

Погребение датируется периодом существования могильника.

Интересен и разнообразен инвентарь погребенных:

Керамические сосуды как местного производства (лепные), так и импортного (красноглиняные и краснолаковые). Лепные сосуды (п.16,17, рис.6/3, 8/1) распространены в погребальных комплексах местных могильников, в частности в окрестностях Анапы (Алексеева Е.М., 1991, Табл.41/15,31); лепные миски (п.16,17,25, рис.6/29, 8/2, 18/4,6) (Алексеева Е.М., 1991, Табл.42/2);, лепная солонка с дном на кольцевом поддоне, имитирующая импортные сосуды (п.21, рис.13/2). Импортная керамика: ойнохойевидный кувшин с высоко поднятой над венчиком ручкой (п. 16, рис.6/1), подобные кувшины были найдены в пп. 5, 14 этого же могильника и датируются V в. до н. (Дмитриев А.В., Малышев А.А., 1999, рис.12/3, 21/7); кувшин с ручкой, выходящей из венчика (п.20, рис.12/1) по форме близок, найденным в Елизаветинском могильнике и на Елизаветинском городище (IV в. до н.э. Брашинский И.Б., 1980, с.140, Табл.XVIII/235; стр.71. Табл.XL/5); красноглиняный лекиф (п.25, рис.18/2) аналогичен, найденному в 1990г. в п.15 (Дмитриев А.В., Малышев А.А., 1999, рис.22/13) и в Елизаветинском могильнике (IV в. до н.э. Брашинский И.Б., 1980, с.138, Табл.XVIII/225); краснолаковая мисочка (п.21, рис.13/1), раннее подобная была обнаружена в п.8 и датировалась III-II вв. до н.э. (Дмитриев А.В., Малышев А.А., 1999, рис.15/15); краснолаковые амфориски с горизонтальными ручками (п.21, рис.13/4,5) по форме ручек близки найденному в Горгиппии (III-II вв. до н.э. Зуйков Ю.В.,1987, рис.2/12).

Оружие на этом участке могильника представлено только 2-мя железными наконечниками копий с пером остролистной формы (пп.16,25, рис.6/24-26;18/15), относящимися по Мелюковой ко II отделу, 2 типу и датирующимися V-III вв. до н.э. (Милюкова А.И., 1964, табл.14/10), раннее найдены в пп. 3, 5, 7 (V в. до н.э. Дмитриев А.В., Малышев А.А., 1999, рис.11/9,10, 12/6, 14/14,15) и так же во Владимировском могильнике (Шишлов А.В. и др., 2007, рис.2/1,5).

Украшения повторяют найденные раннее на могильнике типы и формы: - подвески из медного сплава синусовидной формы с шишечками на концах (пп.16, 20, 25, рис.6/12, 13, 11/8, 18/8), такие же, как в пп.1, 2, 6, 9 (V-III вв. до н.э. Дмитриев А.В., Малышев А.А., 1999, рис.9/6, 10/8, 13/8, 16/1), распространены на Боспоре с V в. до н.э. (Прушевская Е.О., 1955, стр.337, рис.19; Античные государства…, 1984, Табл.CXXV; Алексеева Е.М., 1991, Табл.41/7,10; Шишлов А.В. и др., 2007, рис.5/19).

– подвески-лунницы серебрянные (п.20, рис.11/4-6) (в Северном Причерноморье широко распространены в могильниках с VI в. до н. э. по I в. н.э.) (Алексеева Е.М., 1982, с.25,26; Шишлов А.В. и др., 2007, рис.5/19), раннее найдены в пп.10, 11, 14, 15, датирующихся IV – нач. III вв. до.н.э. (Дмитриев А.В., Малышев А.А., 1999, рис.18/10,21/1, 22/6).

гривны из медного сплава из витой проволоки (п.20, рис.11/9) (Петренко В.Г., 1978, Отдел II, тип 1, стр.42, Табл.29/3) и из проволоки, ромбической в сечении (п.25, рис.18/9) (Петренко В.Г., 1978, Отдел I, тип 2, стр.42), обнаружены раннее в погребениях 9 и 14 (Дмитриев А.В., Малышев А.А., 1999, рис.16/9, 21/10);

– браслеты из медного сплава (п.16, рис.8,9);

– перстни из медного сплава круглопроволочные с тонкими плоскими и выпуклыми щитками листовидной формы с вырезанными изображениями, являющиеся наиболее ранними, найдены в пп. 16, 20, 25 (рис.6/10, 11, 11/7, 18/7) (V в. до н.э. Неверов О.Я., 1984, с.240, Табл.СLX/2-6), аналогичны найденным в пп. 1, 2, 11, 14 (Дмитриев А.В., Малышев А.А., 1999, рис.9/1, 10/2,3, 18/8, 21,2), а так же во Владимировском могильнике (Шишлов А.В. и др., 2007, рис.5/22-24). Более поздние - перстень из медного сплава с более массивным, выделенным щитком (п.21, рис.13/11) (Кон. V-IVвв. до н.э. Неверов О.Я., 1984, с.240, Табл.СLX/7,8,11,12) и перстни-печатки из медного сплава массивные с овальными щитками и широкой шинкой (п.21, рис.13/9,10) (IV-II вв. до н.э. Неверов О.Я., 1984, с.240, Табл.СLX/21) (один из них с вырезанным изображением Сатира, играющего на флейте); железные перстни, имитирующие бронзовые (п.21, рис.13/12-15), так же были обнаружены и раннее в пп. 2, 9, 10, 15 (Дмитриев А.В., Малышев А.А., 1999, рис.10/1, 16/2,3, 17/2,3, 22/1-3,8).

– бусы стеклянные (биконической формы из синего, белого, голубого и желтого стекла) (п.16 - 24 экз., п.25 - 23 экз., п.26 – 11 экз., рис.6/21, 18/10, 19/2) встречаются с III в. до н.э. (Алексеева Е.М., 1978. Тип.100, табл.33/28), аналогичны найденным ранее, здесь же в п.1 (Дмитриев А.В., Малышев А.А., 1999, рис.9/4) и во Владимировском могильнике (Шишлов А.В. и др., 2007, рис.5/38); округлые, ребристые из непрозрачного черного стекла (п.16 - 19 экз., рис.6/20); с глазчатым орнаментом из голубого стекла с бело-голубыми глазками (п.16 - 1 экз., рис.6/22) датируются концом VI – началом V вв. до н.э. (Алексеева Е.М., 1975. Тип.54в, табл.15/6,7), раннее найдены в п.1, 10, 12, 13 (Дмитриев А.В., Малышев А.А., 1999, рис.9/8,9, 17/6, 19/2, 20/2); пирамидальной формы из голубого стекла (п.16 - 1 экз., рис.6/23) датируются IV-II вв. до н.э. (Алексеева Е.М., 1978. Тип.43, табл.22/50); округлые поперечно-сжатые из желтого стекла с узким каналом отверстия (п.25 – 1 экз., рис.18/12) и из коричневого и темно-синего стекла с широким каналом отверстия (п.20 – 4 экз., рис.11/3) датируются VI-II вв. до н.э. (Алексеева Е.М., 1978. Тип.1, табл.33/1,2); бочковидные из желтого стекла (п.25 – 1 экз., рис.18/11) и из черного стекла с белой поперечной полосой (п.21 – 1 экз., рис.13/7) встречаются с IV вв. до н.э. (Алексеева Е.М., 1978. Тип.146, табл.27/16); цилиндрическая из черного глухого стекла (п.20 - 5 экз., рис.11/12); четырехгранная с изогнутыми ребрами из голубого прозрачного стекла (п.21 – 1 экз., рис.13/8) встречаются с III вв. до н.э. (Алексеева Е.М., 1978. Тип.139, табл.33/44).

– бусы гешировые (цилиндрические (пп. 16, 20 рис.6/16, 11/12) датируются IV-II вв. до н.э. (Алексеева Е.М., 1978. Тип.26, табл.20/40); коротко-цилиндрические (пп. 16, 20, рис.11/11, 6/18) встречаются с III в. до н. э. (Алексеева Е.М., 1978. Тип.27а, табл.20/41); каплевидные и стрелковидные (пп.16, 20, рис.6/17, 20/10) (Алексеева Е.М., 1978. Тип.84,85. табл.22/6,7), найдены так же в п.8 (Дмитриев А.В., Малышев А.А., 1999, рис.15/20); треугольные (п.16, рис.6/19) датируются второй половиной III в. до н.э. (Алексеева Е.М., 1978. Тип.41, табл.22/24), аналогичны обнаруженным во Владимировском могильнике (Шишлов А.В. и др., 2007, рис.2/39); в виде стилизованных топориков (п.20, рис.11/10) встречаются с III в. до н. э. (Алексеева Е.М., 1978. Тип.107в, табл.22/16), раннее найдены в п.15 (Дмитриев А.В., Малышев А.А., 1999, рис.22/11).

пронизи и подвески из костей животных, рыб и раковин (пп. 16, 19, 20, 22, 24, 25, 26, рис.6/14, 15, 10/5, 11/14-17, 14/2, 16, 18/13, 14, 19/1) (Алексеева Е.М., 1982. Тип.7а, табл.43/19; Алексеева Е.М., 1991, Табл.47/10).

Орудия труда характерны для всех могильников VI-III вв. до н.э., это: железные ножи, большинство – с изогнутой спинкой (пп. 16, 20, 25, рис.6/27, 11/2, 18/16) (Новичихин А.М., 2006, Рис.48/9,10), один - с прямой спинкой (п.21, рис.13/17, 18), шилья железные (пп. 16, 21, 25, рис.6/28, 13/19, 20, 18/18), бронзовая игла (п.21, рис.13/21), лепные пряслица большинство усеченно-конической формы (пп. 16, 17, 21, рис.6/5, 6, 8/3, 13/16) (Новичихин А.М., 2006, Рис.50/1-4), одно – усеченно-биконической формы (п.20, рис.11/3) (Новичихин А.М., 2006, Рис.50/11; Алексеева Е.М., 1991, Табл.41/11-13) и свинцовые пряслица полусферической формы (пп.16,17 рис.6/7, 8/4). (Новичихин А.М., 2006, Рис.51/10)

В одном погребении (п.25, рис.18/19-28) зафиксированы бронзовые и железные конусы неясного назначения, аналогичны найденным здесь же в погребениях 12, 14 и во Владимировском могильнике (Федоренко Н.В., 1999, рис.334/3,4, 335/3,4; Федоренко Н.В., 2002, рис.569/2).

Анализ погребального инвентаря показывает, что население, оставившее этот памятник, вело мирный образ жизни, оружие присутствует только в единичных экземплярах. Их жизнь была связана с морем, рыболовством, на это занятие указывают и выводы, сделанные антропологами. (Медникова М.Б., 1999, с.66) У древних авторов нет ни одного упоминания о торетах-керкетах как о пиратах. В этом контексте они чаще всего упоминают племена гениохов, живших далее к ЮВ по побережью.

Все исследованные погребения совершены в каменных ящиках. Конструкции ящиков впускались в яму так, чтобы верхние части плит конструкции выступали над уровнем дневной поверхности на 10-30см. Торцевые стенки ящиков состояли из одной плиты. В большинстве случаев боковые стенки ящиков, кроме детских погребений 22 и 23, состояли из двух плит каждая, концы которых заходили одна за другую в центральной части ящика, а торцевые концы плит выходили за торцевые плиты ящика. После этого, видимо для устойчивости конструкции, внутренняя часть ящика подсыпалась и уплотнялась. Толщина подсыпки во внутренней части ящика от 10 до 30см. Толщина подсыпки также зависела от крутизны дневной поверхности, на которой совершалось погребение, и поэтому в нагорной части подсыпка была меньше, а ниже по склону – больше, чтобы выровнять внутреннюю поверхность дна ящика, на которой совершалось погребение.

На фоне разрушенных и ограбленных, скорее всего после окончания функционирования могильника, погребений (пп. 18-24), погребение 16 было потревожено еще в древности, когда могильник не утратил своего назначения, о чем свидетельствует положенная обратно плита перекрытия. Обращает на себя внимание количество детских погребений – шесть (пп. 18, 20, 22, 23, 24, 26), что не встречалось в раскопках прежних лет. Каменные конструкции четырех погребений (пп.18, 20, 22, 24) примыкают друг к другу и образуют, как бы единый комплекс (участок) с детскими погребениями.

Новые раскопки подтвердили датировку могильника. Погребения на исследованном участке датируются концом V - IV вв. до н.э. (пп. 16, 17, 25, 26) и III – нач. II вв. до н.э. (п. 21).

Приложение

погребения

Тип гробницы: КЯ-каменный ящик

Размеры (м)

Количество захоронений

реб - ребенок

Датировка

Оружие: Кж – копьё железное

Импортная посуда: К-кувшин,

А-амфора, М-миска, С-солонка, Аммфориск, Кан-канфар, фр-фрагмент

Лепная керамика:

М-миска, Г-горшочек, С-солонка

Бусы: С-стекло, Г-гешир

П-перстень, Г-гривна, Б-браслет

П-подвески: бр-бронзовые,

сер-серебряные, кост-костяные, каури

Н-нож, П- пряслице, Ш- шило,

И-игла, К-конус, бр-бронза, ж –железо, св-свинец

Гл-глина

Я-якорный камень, Э-эсхар, Г-грузило, П-пемза, КО-каменное орудие

16

КЯ

1,89х0,67

3+

1реб

V-IV вв. до н.э.

2Кж

45С

93Г

8Пбр

бр

3Пкаур

1Пкост

4Пбр

1Нж

1Шж

1Псв

2Пгл

17

КЯ

1,97х0,54

2

V-IV вв. до н.э.

-

-

-

-

-

1Псв

1Пгл

18

КЯ

0,46х0,35

1реб

-

-

-

-

-

-

-

-

-

19

КЯ

2,28х0,87

-

Vв. до н.э.

А(1фр.)

 

-

-

--

1Прак

-

1КО

20

КЯ

1,43х0,74

1реб

V-IV вв. до н.э.

-

-

39Г

1Пбр

бр

3Псер.

1Пбр

1Пкаур

3Пкост

1Нж

1Пгл

-

21

КЯ

2,25х1,12

3

III-нач.

IIвв. до н.э.

-

2Амфориск

1Кан

3Пбр

4Пж

-

2Нж

2Шж

1Ибр

1Пгл

-

22

КЯ

0,88х0,45

1реб

Vв. до н.э.

-

А(1 фр.)

 

-

-

-

1Пкаур

-

-

23

КЯ

0,51х0,30

1реб

-

-

А(1 фр.)

 

-

-

-

-

-

-

24

КЯ

1,11х0,44

2реб

-

-

-

-

4Пкост

-

-

25

КЯ

2,07х0,77

3

IVв. до н.э.

25С

1Пбр

бр

1Пкост

1Пкаур

2Пбр

2Нж

1Шж

6Кж

4Кбр

26

КЯ

2,10х0,78

2реб

-

-

-

-

11С

-

1Пкаур

-

-

 

Список литературы:

1.Абрамов А.П. Античные амфоры. Периодизация и хронология. // Боспорский сборник. № 3. М. 1993.

2.Алескеева Е.М. Античные бусы Северного Причерноморья. // САИ. Г1-12. М. 1975, 1978, 1982.

3.Алексеева Е.М. Греческая колонизация Северо-Западного Кавказа. М. 1991.

4.Брашинский И.Б. Греческий керамический импорт на Нижнем Дону в V-III вв до н.э. Л. 1980.

5.Вязкова О.Е. Полеореконструкция геоморфологической обстановки античной эпохи в окрестностях мыса Малый Утриш. // Историко-археологический альманах (Армавирского краеведческого музея) Вып. 5. Армавир, Москва. 1999.

6.Дмитриев А.В. 1984. Отчет об исследовании археологических памятников в зоне строительства оросительных систем у ст.Раевской, средневекового поселения в поселке Малый Утриш и могильника в Лобановой Щели в 1984г.// Архив ИА РАН. Р-1, №10615, Архив НГИМЗ НА-4637.

7.Дмитриев А.В., Малышев А.А. Могильник VI-II вв. до н. э. в устье Лобановой Щели. // Историко-археологический альманах (Армавирского краеведческого музея) Вып. 5. Армавир, Москва. 1999.

8.Зуйков Ю.В. Позднеэллинистический керамический комплекс из Горгиппии. // КСИА. Вып.191. 1987.

9.Колпакова А.В. 2006. Отчет об археологических раскопках грунтового могильника «Лобанова Щель» в устье Лобановой Щели Приморского округа г.Новороссийска Краснодарского края в 2005г. // Архив НИМЗ НА-7757.

10.Колпакова А.В. 2007. Отчет об археологических раскопках грунтового могильника «Лобанова Щель» в устье Лобановой Щели Приморского округа г.Новороссийска Краснодарского края в 2006г. // Архив НИМЗ НА-8148.

11.Кругликова И.Т. О местной керамике Пантикапея и ее значении для изучения состава населения этого города // Материалы и исследования по археологии Северного Причерноморья в античную эпоху. (МИА №33) М. 1954.

12.Латышев В.В. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. Том 2 (выпуски 3 и 4). СПб. 1993.

13.Малышев А.А. 1991. Отчет об археологических исследованиях в Лобановой Щели и у Соленого озера на территории поселкового совета Абрау-Дюрсо близ г. Новороссийска в 1990г. // Архив ИА РАН. Р-1, №15449, Архив НГИМЗ НА-5433/1-3.

14.Мелюкова А.И. Вооружение скифов. // САИ. Вып.Д1-4. М. 1964.

15.Медникова М.Б. Могильник Лобанова Щель: население Северного Причерноморья в I тыс. до н. э. по антропологическим данным. // Историко-археологический альманах (Армавирского краеведческого музея) Вып. 5. Армавир, Москва. 1999.

16.Монахов С.Ю. Греческие амфоры в Причерноморье. Типология амфор ведущих центров-экспортеров товаров в керамической таре. Каталог-определитель. Москва, Саратов. 2003.

17.Неверов О.Я. Металлические перстни и печати. // Античные государства Северного Причерноморья. М. 1984.

18.Новичихин А.М. Население Западного Закубанья в первой половине I тысячелетия до н. э. (по материалам погребальных памятников). Анапа. 2006.

19.Петренко В.Г. Украшения Скифии VII-III вв. до н.э. // САИ. Вып.Д4-5. М. 1978.

20.Прушевская Е.О.. Художественная обработка металла (торевтика) // Античные города Северного Причерноморья. Очерки истории и культуры. М.-Л. 1955.

21.Федоренко Н.В. 1999. Отчет об археологических раскопках грунтового могильника у с. Владимировка Новороссийского района в 1998г.// Архив НГИМЗ НА-6799, 6801.

22.Федоренко Н.В. 2002. Отчет об археологических раскопках грунтового могильника у с. Владимировка в 2000г.// Архив НГИМЗ НА-6915-6918.

23.Шишлов А.В., Федоренко Н.В., Колпакова А.В., Кононенко А.П. Материальная культура Владимировского могильника. // Исторические записки (исследования и материалы). // Новороссийск. 2007. Вып.5.

01 общий план ЛЩ 2005-2006

02 ЛЩ Предметы-1

03 ЛЩ Предметы-2

04 ЛЩ Предметы-3

 

05 ЛЩ П 16 план

 

06 ЛЩ П 16 инвентарь

07 ЛЩ П 17 план

08-09 ЛЩ П 17п 18

10 ЛЩ П 19

11 ЛЩ П20

13 ЛЩ П 21 инвентарь

14-15 ЛЩ П-2223

16 ЛЩ П-24

17 ЛЩ п 25 план

18 ЛЩ п 25 инвентарь

19 ЛЩ п 26

 

 
Печать

АО-1978г. М., 1979.

Онайко Н.А., Дмитриев А.В.

Раскопки укрепленного здания на античном поселении Цемдолинское

Цемдолинское поселение находится в 11 км северо-западнее Новороссийска.

Оно расположено на левой стороне р. Цемес. Площадь его примерно 150´100 м; культурный слой (0,6 м) слабо насыщен находками. Новороссийско-Гелеиджикская экспедиция при участии Музея города Новороссийска исследовала холм высотой около 3 м, в котором покоились руины большого (212 м2) каменного здания. По словам местных жителей, до революции камень из стен этого здания выбирался на строительство частных построек. Сохранились в основном фундаменты здания, состоящего из двух смежных (ширина проема 1,3 м) помещений и полукруглой башни, прикрывавшей вход с юго-западной стороны. Толщина внешних стен здания—1,6 м, внутренней — до 1,4 м, толщина стены башни — до 1,6 м, ее площадь — около 4 кв. м. Вход в башню снабжен высоким порогом, облицованным плоскими плитами; ширина проема — 1,60 м. Здание построено из местного песчаника на глинистом растворе. Оно отличается усиленной мощностью стен, возведенных на крупноблочном фундаменте. Особенно тщательно выкладывались из больших блоков углы здания. Тем не менее, оно погибло в большом пожаре, в результате какой-то катастрофы. С внешней стороны его северо-восточной стены найдено небольшое каменное ядро. Предварительная дата жизни в нем – конец II–I в. до н. э.– I в. н.э.

В обоих помещениях в горелом слое (0,15 м) обнаружен обгорелый костяк небольшой особи крупного рогатого скота, встречались сильно обугленные кости человеческого черепа. Много обломков сероглиняной (кувшины, миски, двух- и трехручные канфары) и лепной (крупные формы) посуды. Среди них есть фрагменты большого лепного сосуда с рельефной дугообразной ручкой, вернее имитацией такой ручки, и антропоморфным изображением под ней. Обломки краснолаковой посуды единичны. Расплавленные в огне обломки стеклянных сосудов также немногочисленны (зеленоватое прозрачное стекло). Зато очень много глиняных, в основном биконических, пряслиц и разноцветных бус (стеклянная паста, камень и пр.), характерных для этого времени. Сравнительно мало обломков пифосов, а также амфор (светлоглиняные с двуствольными ручками, светлоглиняные узкогорлые и др.). Среди плохо сохранившихся металлических (железо, бронза) изделий имеются обломки наконечника копья и долота.

 

Страница 4 из 14

<< В начало < Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Вперёд > В конец >>
Вы находитесь:   Главная страницаАрхеологияПубликации